О направлениях развития национальной экономики

Алексей Васильевич Тебекин

Аннотация: рассмотрены варианты стратегий развития национальной экономики, предлагаемые представителями Минэкономразвития, Столыпинского клуба и Центром стратегического развития. Проанализированы существующие варианты стратегий развития национальной экономики сквозь призму ожидаемых направлений развития национальной экономики. Дана авторская оценка перспективам развития национальной экономики по различным направлениям. 

В современных условиях ускорения развития научно-технического прогресса и ужесточения конкуренции на глобальном мировом рынке, ключевой проблемой для национальной экономики остается обеспечение ее интенсивного роста.

В качестве программы минимум можно рассматривать превышение среднемирового уровня темпов экономического развития (11,58% в год), а в качестве программы максимум – ориентацию на мирового лидера (476,11% в год), если исходить из данных Рейтинга стран по росту ВВП по паритету покупательной способности с 1990 по 2015 год по данным Всемирного банка.[1]

При этом даже при реализации программы минимум можно обратить внимание на то, что темпы роста ВВП Российской Федерации по паритету покупательной способности (7,73% в год) отстают от среднего мирового уровня примерно в 1,5 раза, а от мировых лидеров уровня Китая (средний рост — 64,19% в год) – в 8 раз.

В любом случае необходимо понять – за счет чего предполагается увеличить темпы роста национальной экономики?

Мы видим, что по сей день эти темпы определяются мировыми ценами на углеводороды и объемами их экспорта из России, то есть сырьевым сектором.

Хотя с учетом значимых расхождений в оценках динамики национальной экономики Правительством РФ как высшим органом исполнительной власти и высшим органом внешнего государственного контроля – Счетной палатой РФ, правильней вести речь об обеспечении роста национальной экономики, а не об увеличении темпов роста.

Речь идет о следующих противоречиях в оценках.

Так, например, с одной стороны, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев выступая 19 апреля в Госдуме с отчётом за 2016 год, заявил, что «вопреки негативным факторам и пессимистичным прогнозам в экономике наметился рост. Причина тому – продуманные действия руководства страны, а также согласованная работа правительства и парламента».[56]

А, с другой стороны, глава Счетной палаты Татьяна Голикова заявляет, что: за первый квартал 2017 года бедных в России стало больше на 2 млн человек, поскольку реальные доходы населения продолжают падение, хоть и медленнее, чем год назад.[57]

В любом случае, с позиций перспектив обеспечения интенсивного роста национальной экономики представляет интерес рассмотрение формируемых стратегий развития национальной экономики.

В настоящее время активно обсуждаются три варианта стратегий развития национальной экономики, предлагаемые представителями Минэкономразвития (МЭР), Столыпинского клуба (СК) и Центром стратегического развития (ЦСР). Хотя, конечно, существуют и другие варианты стратегий, например, разработанная представителями Торгово-промышленной палаты (ТПП).

Несмотря на то, что идеи стратегий МЭР, СК и ЦСР озвучены лишь фрагментарно, например, в [2, 3, 4], определенные выводы об их направленности и ключевых аспектах, определяющих содержание, сделать вполне возможно.

Первый вывод, который можно сделать, заключается в том, что интегрально указанные варианты стратегий не являются альтернативными. Их можно рассматривать как некие вариации одного и того же стратегического направления развития по сути продолжающего существующий курс развития экономики.

С точки зрения преемственности стратегических курсов — это не плохо. Но если взглянуть на реальную динамику национальной экономики, то очевидно, что многое надо менять, причем радикально. И сделать это надо было давно.

Так глава Центра стратегических разработок (ЦСР), бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин на Международной экономическом форуме в Санкт-Петербурге на Международной экономическом форуме в Санкт-Петербурге 2017 года заявил, что российская экономика пережила «потерянное десятилетие»: «У нас, включая 2017 год, если у нас экономический рост будет 1,5 процента или 2 процента, то с 2008 по 2017 год — десять лет средний темп роста один процент. Это потерянное десятилетие».[58]

В то же время специалисты отмечают высокую степень подобия вариантов стратегий экономического развития, подготовленных ЦСР и МЭР. И это не удивительно, поскольку многие сотрудники МЭР задействованы в рабочих группах ЦСР.

Таким образом, если рассматривать проекты стратегий развития национальной экономики МЭР, СК и ЦСР в агрегированном виде, то можно выделить два вектора, незначительно расходящиеся в одном направлении развития.

Сторонники одного вектора стратегического развития отечественной экономики (МЭР, ЦСР) делают ставку на простые решения, обещающие получение быстрой выгоды (сиюминутного эффекта).

Так, глава Минэкономразвития М. Орешкин заявил: «Стратегии в том виде, как мы это исторически понимаем – толстый документ по основным направлениям что и как делать, – с управленческой точки зрения неэффективный подход».[2]

Сторонники другого вектора стратегии (СК) — напротив предостерегают от включения в стратегию развития национальной экономики блиц-мер, обещающих быстрый положительный эффект, и делают ставку на долгосрочные процессы развития.

Если рассматривать стратегию с классических позиций как общий, не детализированный план деятельности, охватывающий длительный период времени, и отражающий способы достижения сложной, масштабной цели, то, разумеется, то позиции сторонников стратегий, делающих ставку на долгосрочные процессы развития, выглядят более предпочтительно.

  В то время как ведущих странах мира (например, в США, Китае, ФРГ и др.) полным ходом идут разработки стратегий развития экономики, вплоть до футуристических, рассчитанных на период до 100 лет, и направленных на обеспечение блага для будущих поколений, посыл МЭР об отказе от стратегий экономического развития как таковых, заменяя их «живыми документами» [2], рассчитанными на короткий срок реализации, выглядит откровенно конъюнктурно.

Относительно прогнозов предыдущего главы МЭР А. Улюкаева, предрекавшего в прогнозе развития национальной экономики до 2035 года, ее стагнацию со среднегодовыми темпами в 2%, и видевшего в качестве единственного источника ускорения экономического роста — торможение доходов граждан [54], заявление нынешнего глав МЭР М. Орешкин о переходе от стратегий к «коротким живым документам» не смотрится столь пессимистично, но не более того.

  С точки зрения демонстрационного эффекта (PR) и отчетности, «короткие живые документы» [2], наверное, удобнее. А вот с точки зрения достижения серьезных результатов экономического развития, они не способны обеспечить серьезных результатов развития. Особенного на неподготовленной почве. Как говорил один из персонажей отечественного детектива «Мертвый сезон»: «Плод должен созреть. Даже если собрать вместе девять беременных женщин, ребенок все равно не родится через месяц».

  Вызывает удивление сама попытка противопоставления стратегических планов развития и тактики развития в виде «коротких живых документов», декларируемый МЭР. Нет никаких оснований утверждать, что урезание логической цепочки развития экономики «концепция-политика-стратегия-тактика» [9], укороченная до последнего звена, даст какие-то значимые результаты в развитии экономики страны. Во всяком случае, в мировой практике позитивные примеры реализации такого подхода неизвестны. А негативных – сколько угодно.

Можно вспомнить пример из истории, когда «в начале войны уверенный в превосходстве своей военной машины Гитлер запретил финансировать все новые технические разработки, сроки завершения которых были больше года». Но по мере того как эта военная машина перемалывалась на полях России, фюрера и его генералов начинало охватывать беспокойство, и их мысли все чаще и чаще стали возвращаться к «чудо-оружию», способному разом изменить весь ход войны. Но, увы, к лихорадочным попыткам создать «чудо-оружие» оказались в полной мере применимыми слова, которыми начальник германского генерального штаба Ф. Гальдер в январе 1942 года характеризовал положение на Восточном фронте: «Штопка дыр! Ожидать успеха не следует».[55]

  Заявления нынешнего руководителя МЭР о том, что стратегии «с управленческой точки зрения неэффективный подход» [2] сродни неумению играть на фортепиано, которое само по себе не может являться свидетельством неисправности (непригодности) инструмента как такового.

Нет понимания в замещении стратегии развития короткими «живыми документами» и в самом правительстве. Так министр по делам открытого правительства Михаил Абызов, характеризуя план развития национальной экономики, предлагаемый МЭР, заявил: «Я ничего не понимаю: в чем у правительства России экономическая повестка до 2025 года?».[2]

Обратим внимание на то, что М. Абызов, рассматривая вариант стратегии развития национальной экономики, пре МЭР, задается вопросом даже не о механизмах ускорения процессов интенсификации развития экономики, а об экономической повестке как таковой.

  Вообще сама постановка вопроса об отказе от стратегий экономического развития национальной экономики, эквивалентная попытке отказа в строительстве здания от фундамента, является косвенным свидетельством признания низкой эффективности реализации нынешних документов стратегического планирования [4], включая соответствующие государственные программы социально-экономического развития (СЭР), в частности, такие их направления как «Инновационное развитие и модернизация экономики» и «Сбалансированное региональное развитие».[10]

 Конечно, реализуемые государственные программы как к планы стратегического развития страны, не лишены недостатков. Но эти недостатки связаны, главным образом, со следующими аспектами:

- с выбором приоритетных направлений,

- с постановкой целей и вытекающих из них задач,

- с качеством целевых индикаторов и показателей реализации программ,

- с исполнительской дисциплиной и т.д.

Но недостатки реализации государственных программ как планов стратегического развития никак не связаны с самой сутью стратегий экономического развития как значимой категории хозяйствования.

Неслучайно в течение длительного времени поднимаются вопросы о своевременном и качественном исполнении майских Указов Президента Российской Федерации 2012 года [11-21], а также Государственных программ Российской Федерации (2013-2020 гг.).[10]

Так в мае 2016 года Президент России Владимир Путин потребовал безусловного исполнения «майских указов» от 2012 года вне зависимости от внешних условий: «оценивать результаты проделанной работы надо не по количеству снятых с контроля поручений или по объему написанных отчетов — это у нас делать умеют и научились. … Люди должны почувствовать реальные перемены к лучшему, должны почувствовать, что, например, стало проще создавать свое дело, устроить ребенка в детский сад, переехать в новое более комфортное жилье, получить качественную медицинскую помощь. … это базовые вещи, которые определяют благополучие миллионов российских семей».[22]

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на заседании правительства, прошедшем 24 мая 2017 года заявил, что только половина государственных программ (18 из 37), были эффективно выполнены в 2016 году, и поручил всем ответственным ведомствам «принять необходимые меры по исправлению ситуации с отстающими госпрограммами и доложить в правительство до 1 июля».[23] Хотя многие эксперты обоснованно считают, что устранить проблемы, копившиеся столь долго, за такой короткий срок невозможно. Достаточно вернуться к приведенному выше высказыванию Ф. Гальдера.

Для того, чтобы локализовать проблемы реализации государственных программ как документов стратегического планирования, необходимо четко соблюдать принципы организации и функционирования системы стратегического планирования, включая [5]: принцип единства и целостности, принцип разграничения полномочий, принцип преемственности и непрерывности, принцип сбалансированности системы стратегического планирования, принцип результативности и эффективности стратегического планирования, принцип ответственности участников стратегического планирования, принцип прозрачности (открытости) стратегического планирования, принцип реалистичности, принцип ресурсной обеспеченности, принцип измеряемости целей, принцип соответствия показателей целям, программно-целевой принцип.

Кроме того, попытка отказа МЭР от стратегического планирования де факто входит в противоречие с Указом Президента Российской Федерации «Об Основах стратегического планирования в Российской Федерации» [6], Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [5], Федеральным законом «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» [7] и другими нормативными правовыми актами, касающимися вопросов стратегического планирования СЭР национальной экономики.

Во-вторых, анализируя варианты стратегий развития национальной экономики необходимо отметить, что в качестве ключевого звена  в подготовленных МЭР, ЦСР и СК вариантах фигурируют инвестиции.

При этом МЭР предлагает инвестировать в определенные перспективные сектора экономики, правда без указания конкретных сроков и конкретизированных результатов развития. СК предлагает наполнить экономику инвестициями путем эмиссии денег. ЦСР предлагает в качестве источника инвестирования приватизацию всего топливно-энергетического комплекса.

Позиции разработчиков вариантов стратегий развития национальной экономики можно охарактеризовать стремлением быстро насытить экономику деньгами у одних (СК) путем их эмиссии (нажатия гашетки печатного станка) и неприятием такого варианта финансовых решений у других (МЭР, ЦСР). Сопоставительная характеристика таких вариантов финансовых решений, касающихся стратегического развития экономики, представлена в таблице 1.

Таблица 1. Сопоставительная характеристика решений развития национальной экономики в части быстрого насыщения ее финансами

Характеристика финансовых решений по развитию национальной экономики Плюсы финансовых блиц-решений Минусы финансовых блиц-решений
1 Использование регулируемого курса рубля, и фиксация курса рубля на заниженном уровне Возможность усилить позиции российских производителей, реализующих стратегию импортозамещения Режим регулируемого обменного курса потенциально способен в краткосрочной перспективе обеспечить определенную стабильность. Но уже в среднесрочной перспективе он, вероятно приведет к кризису платежного баланса
2 Отказ ЦБ от таргетирования инфляции как своей основной задачи С инфляцией можно справиться с помощью ограничения монопольных тарифов, поскольку в нашей стране она носит преимущественно немонетарный характер Де факто каждый из немонетарных факторов (инфляции рост тарифов естественных монополий, но и любое увеличение цен вследствие роста издержек, включая девальвацию национальной валюты, а также инфляционные ожидания) опосредованно носит монетарный характер
3 Использование политики количественного смягчения Экономический рост можно разогнать, задействовав имеющиеся в стране значительные незагруженные производственные мощности с помощью смягчения денежно-кредитной политики — снижения процентной ставки Использование свободных производственных мощностей путем применения «тяжелой монетарной артиллерии», увеличивает риск общего разгона инфляции
4 Предоставление дополнительной ликвидности на льготных условиях Такая финансовая политика, как показывает опыт США, Японии и ЕС, может способствовать восстановлению  экономического роста при условии, что страна длительное время живет в условиях низкой инфляции и столкнулась с угрозой дефляции Если ведущие страны мира в период кризиса не меняли своего инфляционного ориентира, остававшегося на уровне 2%, то для отечественной экономики ничего подобного не характерно. Поэтому предоставление дополнительной ликвидности на льготных условиях безусловно ускорит инфляцию и увеличит давление на национальную валюту (рубль) в результате «выплескивания» дополнительных денег на валютный рынок [59].
5 Использование адресной эмиссии Кредиты ЦБ будут ограничены в целях, на которые они могут быть потрачены Даже если предположить, что первоначально все выданные ЦБ кредиты будут израсходованы в строгом соответствии с инвестиционными требованиями, на втором шаге они все равно окажутся на валютном и потребительском рынках — через выплату зарплаты, оплату работы подрядчиков, покупку оборудования и т.д.
6 Увеличение объемов денежного предложения Рост денежной массы, поступающей в экономику, повышение доступности кредитов, в том числе долгосрочных Увеличение денежной массы сопровождается ростом потребительских цен, при этом положительный эффект в сфере кредитования не гарантирован

Таким образом, второй вопрос к вариантам стратегии развития национальной экономики, предложенным МЭР, ЦСР и СК заключается в том, что указанные стратегии в качестве базы рассматривают финансы, за стратегиями происхождения и использования которых нет отчетливого контура развития сектора реальной экономики, то есть совокупности отраслей национальной экономики, производящих материальные и нематериальные товары, работы и услуги, за исключением финансово-кредитных и биржевых операций, относящихся к финансовому сектору экономики, который в принципе и призван обслуживать реальный сектор экономики.

Подобные сценарии экономического развития напоминают отечественную экономику начала 1990-х, когда за процессом «добычи» денег (западных кредитов) сектор реальной экономики как-то забывался со всеми вытекающими последствиями.

Вспоминая события того времени, А. Ярошинская в частности пишет: «Гайдаровско-чубайсовские консервативно-либеральные реформы в России … основанные на монетаристской экономической концепции, слепо, механически наложенные на российскую ситуацию, привели в результате к самым печальным для России последствиям. … Уже после шести лет «эксперимента века» ВВП России снизился на 42%. В два раза упало промышленное производство, число убыточных предприятий к 1 июня 1997 г. составило почти 50%, а доля импорта в товарообороте страны выросла до 51%. Степень падения ВВП за первые 6-7 лет после «шокового» экономического похода превысила границы устойчивости макроэкономической системы страны. На 1997 год ВВП России составлял 6% от американского, 10% – от японского и 39% – от британского. … На 1 декабря 1997 г. суммарная просроченная задолженность по обязательствам предприятий промышленности, сельского хозяйства, строительства и транспорта составила … 33% ВВП. Внутренняя и внешняя задолженность России в 1998 году составляла … почти половину ВВП страны (!)».[60]

Третий ключевой вопрос заключается в том, что в предлагаемых стратегиях развития национальной экономики (МЭР, СК и ЦСР) не просматриваются пути решения проблемы создания благоприятных условий для ведения бизнеса, без которых авансированные финансы быстро утекут, просочившись как вода сквозь пальцы.

Именно благоприятных условий для ведения бизнеса, а не просто наличие финансов, имеют принципиальное значение для эффективного развития национальной экономики. А вот с созданием таких условий в России, занимающей 40-е место согласно Рейтингу стан мира по показателям, определяющим благоприятные условия для ведения бизнеса [8], существует достаточно проблем. В первую очередь это касается проблем с получением разрешением на строительство (115-е место в мире) – то есть с созданием базы для ведения производства и с условиями для ведения международной торговли (140-е место в мире).

В этой связи вызывает удивление позиция Минпромторга, который планирует для активизации деятельности предприятий на внешнем рынке, ввести для них план по экспорту.[2]

Сами по себе такие планы не имеют шанса на успех. В этой связи вспоминаются слова героя Майн Рида из произведения «Оцеола, вождь семинолов»: «Привести лошадь на водопой может один человек, но и сорок человек не смогут заставить ее пить!».

Иначе говоря, иностранные потребители не станут покупать отечественную продукцию только потому, что появится план Минпромторга по экспорту.

Нельзя также не отметить, что вопросы развития отечественного бизнеса в целом тормозят также условия защиты прав инвесторов, условия налогообложения и кредитования.

Еще более серьезные проблемы развития национальной экономики связаны с низким уровнем экономической свободы. Так по индексу экономической свободы, рассчитываемому по совокупности контрольных показателей (права собственности, свобода от коррупции, фискальная свобода, участие правительства, свобода предпринимательства, свобода труда, монетарная свобода, свобода торговли, свобода инвестиций, финансовая свобода), Россия занимает в Рейтинге глобальной конкурентоспособности 153-е место в мире из 178-ми оцениваемых стран.[24]

Реальная рыночная среда в большинстве сфер экономики (от добычи ресурсов до ЖКХ) так и не создана.

Если глава Федеральной антимонопольной службы России И. Артемьев открыто заявляет, что из-за проведения госзакупок на неконкурентной основе 95% из них являются фикцией, профанацией [62], то комментарии тут излишни.

Четвертый ключевой вопрос, возникающий к стратегиям развития национальной экономики, подготовленным МЭР, СК и ЦСР, заключается в том, что при декларировании в качестве миссии ускоренного роста экономики как некоторого поступательного и неуклонного движения вверх, в представленных стратегиях, не представлены мероприятия по локализации рисков и предвосхищению кризисных явлений, обусловленных цикличностью развития экономики.[25]

Речь, в частности, идет об ожидаемом в 2018 году финансовом кризисе, согласно банковским циклам К. Жугляра, и об ожидаемом в начале 2020-х годов кризиса смены технологических укладов, согласно циклам Н. Кондратьева.[9]

Тем не менее, именно способность преодолевать кризис с минимальными потерями, и выходить из кризиса с конкурентными преимуществами во многом будут определять перспективы стратегического развития национальной экономики.

Объективно здесь существует проблема прогнозирования при стратегическом планировании.

Всемирный банк прогнозирует в 2017 году рост мирового ВВП в 2,7%, а в 2018 и 2019 гг. по 2,9% ежегодно.[26]

Эксперты МВФ прогнозируют в 2017 году рост экономики России (ВВП) на 1,4%.[27]

Это конечно меньше, чем ожидает правительство (рост ВВП 2%) [28], очевидно с подачи Минэкономразвития, но все равно рост.

Анализ существующих прогнозов роста национальной и мировой экономики показывают, что позитивный настрой их авторов должен воодушевлять и вселять оптимизм.

В то же время, очень важно, чтобы в прогнозах были учтены два важных фактора – инфляция и цикличность развития.

Инфляционные процессы приучили нас к тому, что в номинальном выражении ВВП постоянно растет. Достаточно вспомнить как в 1626 году голландцы купили у индейцев делаваров Манхэттен за товары эквивалентные полкило серебра (часто приводят сумму в 24 доллара США). В преддверии кризиса 2008 года он уже стоил 49 миллиардов долларов.[29]

Поэтому в прогнозах необходимо обязательно учитывать инфляцию.

При оценке ВВП нельзя не учитывать и относительную динамику валют.

Так, если по данным Росстата ВВП России в текущих ценах, млрд руб. в 2016 году вырос относительно 2015 года с 83232,6 до 86043,6 [30] (то есть на 3,37%), то по данным Международного валютного фонда ВВП России в млрд.$ в 2016 году относительно 2015 года сократился с 1366 до 1281 [31] (то есть на 6,22%).

Для прогнозов развития экономики наряду с фактической инфляцией необходимо также учитывать цикличность экономического развития.

Так накануне мирового экономического кризиса финансовой природы 2008-2009 годов Всемирный банк оптимистично прогнозировал рост мировой экономики на 3,3% в 2008 году и на 3,6% в 2009 году.[32]

Фактически же мировой ВВП в 2008 году вырос лишь на 1,8%, а в 2009 году уменьшился на 1,7%.

У экспертов часто принято описывать динамику ВВП линейным трендом. При этом зачастую не принимается во внимание, что коэффициент детерминации подобных трендов менее 91%. То есть ошибка прогноза составляет более 9%.

Далеко не всегда кризисная ситуация, обусловленная цикличностью, приводит к падению мирового ВВП в абсолютном выражении. Так, среди последних мировых экономических кризисов различной природы 1967, 1971, 1975, 1982, 1991, 2001 и 2009 годов только в 2009 году была зафиксирована отрицательная динамика ВВП.

Тем не менее, даже в условиях замедляющегося абсолютного роста в кризисной ситуации, с поправкой на фактическую инфляцию, можно говорить о спаде экономики.

Большое значение при прогнозных оценках имеет учет природы кризиса, обусловленной различными циклами экономического развития как по длительности, так и по амплитуде, а значит и по силе воздействия на отраслевую, национальную, региональную и мировую экономику.

Опираясь на результаты исследований динамики циклов экономической активности [9,25,33-40,53,70], можно заключить, что ближайший экономический кризис будет носить финансовую природу, аналогичную кризису 2008–2009 гг., когда падение мировой экономики по принципу домино было спровоцирован ипотечным кризисом в США.

Начало мирового финансового кризиса 2008-2009 специалисты связывают с банкротством инвестиционного банка Lehman Brothers, успешно работавшего с 1850 года. Этот банк к 2008 году был самым сильным игроком на рынке кредитных дефолтных свопов – рыночных деривативов, страхующий от дефолта по долгам. К концу 2006 года в Lehman Brothers, где работало 26 тысяч сотрудников, активы LEH составляли $503,5 млрд., годовая выручка $46,7 млрд, а чистая прибыль — $4 млрд.[41]

Согласно авторским прогнозам [42], в ближайшее время экономику ожидает мировой финансовый кризис, который укладывается в банковские циклы Клемана Жугляра периодичностью примерно в 10 лет. Как раз столько пройдет в 2018 году после финансового, а не глобального экономического, как интерпретируют многие, кризиса 2008 года.[9] Напомним, что финансовый кризис, предшествующий кризису 2008 года, произошел в России еще десятью годами ранее – в 1998 году.

Судя по ткущим тенденциям, вероятность того, что ожидаемый в 2018 году финансовый кризис способен существенно повлиять на национальную экономику, достаточно велика. В условиях, когда активно ведутся достаточно масштабные операции по облигациям федерального займа (ОФЗ) с юридическими, а теперь уже и с физическими лицами под 8-10% годовых, при том, что в 2016 году ВВП страны сократился относительно 2015 года, а ожидаемые годовые темпы роста ВВП на 2017-2019 даже по оптимистичным прогнозам менее 2% (Минэкономразвития в базовом сценарии прогнозирует рост ВВП России в 2017-м всего на 0,6% процента.), мыльный пузырь необеспеченных финансовых активов не сможет расти бесконечно. В определенный момент обязательно лопнет.

Ярким свидетельством необоснованного отрыва финансовых активов от реальных является динамика сделок РЕПО (краткосрочных займов денежных средств под залог ценных бумаг, принадлежащих продавцу) с Центральным Контрагентом (Банком «Национальный Клиринговый Центр») по ОФЗ на Московской бирже за 2013-2016 годы (рис. 1).[43]

Динамика сделок РЕПО с ЦК по ОФЗ на Московской бирже

Рисунок 1. Динамика сделок РЕПО с ЦК по ОФЗ на Московской бирже за 2013-2016 гг.

Рассматривая динамику сделок по ОФЗ следует обратить внимание на следующие факты [43]:

- рост объема государственных заимствований в 2016 году;

- перевод с 2015 года ОФЗ в режим торгов с частичным обеспечением;

- обмен в сентябре 2016 года 8-ми неликвидных выпусков ОФЗ-АД стоимостью 63,7 млрд руб. на 3 ликвидных выпуска ОФЗ-ПД стоимостью 56,4 млрд руб.;

- и т.д.

Надо отметить, что ситуация 2015-2017-х годов в отечественной экономике имеет общие черты с ситуацией 1995-1997 годов, когда финансирование дефицита госбюджета осуществлялось за счёт наращивания государственного долга. Объёмы привлечения денежных средств государством за счет размещения государственных казначейских обязательств (ГКО) и ОФЗ постоянно увеличивались, а рост объёмов спроса на государственные ценные бумаги поддерживался за счёт неоправданно высоких ставок процентов, обеспечивающих, как и сегодня, масштабное привлечение спекулятивного иностранного капитала. Не будем забывать и о том, что активное участие на отечественном финансовом рынке иностранных банков сегодня влечет за собой и активный вывоз капитала из страны, как это было и во второй половине 1990-х годов.

Так, согласно данным ЦБ, чистый отток капитала из России в первом квартале 2017 года вырос по сравнению с аналогичным периодом 2016 года в 1,8 раза и составила $15,4 миллиарда долларов. При этом такая динамика вывоза капитала, как утверждают в ЦБ, сложился в основном за счет банковских операций по наращиванию иностранных активов. Это к вопросу о направлении движения инвестиций.

Отметим, что согласно базовому сценарию того же ЦБ, отток капитала из РФ прогнозировался в 2017 году на уровне $13 млрд, в 2018 году — $22 млрд, в 2019 году — $21 млрд.

В пользу надвигающегося финансового кризиса в РФ свидетельствуют также оценки МЭР, согласно которым приток капитала в Россию восстановится не ранее 2023 года.[44]

Конечно, ситуации конца 1990-х, закончившейся дефолтом 1998 года (20 лет назад, со времени которого в 2018 году пройдут два полных цикла К. Жугляра) в отечественной экономике не последует. Но так называемое количественное смягчение, выражающееся в конечном итоге в ослаблении рубля и росте инфляции, может достигнут существенных значений.

Нельзя сказать, что понимание этой проблемы отсутствует. Так Министр финансов А. Силуанов, по сообщениям РИА Новости, заявил на проходившем в июне 2017 года Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), что: «России предстоит пройти непростые 2018-й и 2019-й годы в финансовом плане».[45]

Здесь также можно вспомнить слова Главы Счетной палаты РФ Т. Голиковой, сказанные также на ПМЭФ о том, что по новому бюджетному правилу Фонд национального благосостояния в перспективе перестанет существовать [46]: «Если вы посмотрите на то бюджетное правило, которое скоро будет обсуждаться, то вы увидите, что Минфин, с одной стороны, ужесточая план по расходам, устанавливая базовую цену отсечения, говорит, что если в Резервном фонде денег недостаточно, то источником его пополнения будет ФНБ. Это означает, что в перспективе министерство финансов предполагает, что ФНБ существовать не будет».

Также уместно вспомнить, что Министерство финансов закладывало полное исчерпание средств Резервного фонда и некоторое использование средств ФНБ еще при планировании бюджета на 2017 год. Но после того как произошел рост мировых цен на нефть (это к вопросу об истинных источниках роста национальной экономики), Министерством финансов были подготовлены поправки в бюджет, согласно которым все дополнительные нефтегазовые доходы будут направлены на покупку валюты для пополнения Резервного фонда.[61]

О проблемах на отечественном финансовом рынке также свидетельствует (хотя и косвенно) отказ Белоруссии от российского рубля как от резервной валюты.[47] Национальный банк Белоруссии с 1 июля 2017 года не учитывает российский рубль в золотовалютных резервах.

Но ожидаемый финансовый кризис 2018 года, к сожалению, далеко не единственный барьер на пути стратегического развития национальной экономики. Впереди еще глобальный экономический кризис, обусловленный сменой технологических укладов, который следует ожидать в начале 2020-х годов.[25] И Россию он затронет гораздо сильнее, чем финансовый кризис 2018 года, поскольку в основе его будет лежать борьба за эффективные энергоресурсы.[53] А именно энергоресурсы на основе углеводородов сегодня во многом определяют динамику развития национальной экономики. Но эта проблема заслуживает отдельного более детального рассмотрения.

Для преодоления обозначенных кризисов уже сегодня необходимо иметь конструктивные планы, закладываемые в стратегии СЭР национальной экономики.

Пятый ключевой вопрос, возникающий к стратегиям развития национальной экономики МЭР, СК и ЦСР, заключается в том, что в них не просматриваются контуры инновационных направлений развития. Если в Концепции долгосрочного социально-экономического развития
Российской Федерации на период до 2020 года [49], положенной в основу ныне действующих Государственных программ [10], вопросам формирования инновационного развития российской экономики посвящено целое направление (среди семи целевых ориентиров в Концепции выделялось целое направление «Экономика лидерства и инноваций»), то в вариантах стратегий развития национальной экономики МЭР, СК и ЦСР контуры инновационного развития просто не просматриваются.

Да и анализируя выполнение действующих госпрограмм, эксперты справедливо отмечают, что оценка эффективности их выполнения определяется главным образом процентом освоения выделенных бюджетных средств.[50]

Кроме того, говоря можно проследить процесс трансформации положений Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года [49], касающихся инновационного развития национальной экономики, в целевые индикаторы и показатели Государственных программ Российской Федерации.[10]

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года представлена целая система направлении перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития (включая [49]: развитие человеческого потенциала России; создание высококонкурентной институциональной среды, стимулирующей предпринимательскую активность и привлечение капитала в экономику; структурную диверсификацию экономики на основе инновационного технологического развития; закрепление и расширение глобальных конкурентных преимуществ России в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов);  расширение и укрепление внешнеэкономических позиций России, повышение эффективности ее участия в мировом разделении труда; переход к новой модели пространственного развития российской экономики) как комплексных преобразований, взаимоувязанных по ресурсам, срокам и этапам, то, например, в действующей Государственной программе Российской Федерации «Развитие науки и технологий» [51] все целевые индикаторы и показатели стереотипно сведены к удельному весу Российской Федерации в общем числе публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (WEB of Science) по направлениям деятельности исполнителей программы.

Очевидно, что после откровенного провала плана 4-х «И» российской экономики [52] (институты, инфраструктура, инновации, инвестиции), к сожалению, понятие «инновации» приобрело негативную окраску, подобную понятию «перестройка» в экономике времен Горбачева М.С. Хотя традиционно (без искаженной реализации процессов) понятия «инновация» для развития экономики и «перестройка» для структурных преобразований в экономике являются позитивно-прогрессивными.

Таким образом, анализ вариантов стратегий развития национальной экономики, подготовленных МЭР, СК и ЦСР, позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, представленные стратегии по сути не являются альтернативными, что обедняет возможность эффективного выбора.

Во-вторых, рассматриваемые стратегии опираются преимущественно на финансовый сектор экономики (где изыскать финансовые ресурсы) и, к сожалению, не дают ясной, четкой картины развития реального сектора экономики.

В-третьих, в предлагаемых стратегиях развития национальной экономики не просматриваются составляющие решения проблемы создания благоприятных условий для ведения бизнеса.

В-четвертых, в представленных стратегиях, не учитывается цикличность прогнозных закономерностей развития экономики, а, следовательно, не заложены «подушки безопасности» по преодолению вероятных предстоящих кризисов.

В-пятых, в стратегиях развития национальной экономики, подготовленных МЭР, СК и ЦСР, не просматриваются перспективные направления инновационного развития, а именно они являются точкой отрыва от эксплуатируемой ныне сырьевой модели.

Именно этим аспектам и должно уделяться первоочередное внимание при разработке последующих вариантов стратегий развития национальной экономики.

Авторский подход к комплексному решении проблем стратегического развития российской экономики неоднократно излагался в публикациях, посвященных исследуемой проблеме.[48, 63-69]

Во-первых, определить направления перспективного научно-технического развития в соответствии с тенденциями шестого и седьмого технологического уклада.[69, c. 34-38]

Во-вторых, необходимо скорректировать систему распределения бюджетных средств. В частности, направлять часть бюджетных средств от производств на базе технологий третьего технологического уклада (добыча углеводородов), не только на накопление и расширение нефтегазовых производств и развитие производств на базе шестого технологического уклада (в виде нанотехнологий – кстати, до сих пор не видимых), но и на восстановление базовых индустриальных производств на основе четвертого и пятого технологического уклада.[66, c. 7-10]

В-третьих, необходимо перейти от фискальной финансовой политики в отношении предпринимательства к стимулирующей финансовой политике. Создание эффективных механизмов финансовой политики увеличит стремление и предприятий, и отдельных граждан не к пассивному накоплению (через вывоз капитала за рубеж, приобретение валют, покупку недвижимости и т.д.), а к инвестированию в перспективные проекты развития отечественных производств.[48, с. 52]

В-четвертых, необходимо стимулировать развитие в России конкуренции в сфере крупного бизнеса. Это достаточно сложный шаг, фактически требующий отказа от государственно-монополистического капитализма.[65, c. 12-17] Именно монополии в ключевых направлениях бизнеса и не дают сегодня развиваться отечественной экономике. Кроме того, пока у этих монополий есть доступ к государственным ресурсам, в частности к средствам Фонда национального благосостояния и Резервного фонда, не только у потенциальных конкурентов, но и у самих отечественных монополистов нет стимула к развитию.[20, c. 7-10]

В-пятых, необходимо реализовать комплекс механизмов развития малого и среднего бизнеса, базирующийся на снижении налогового пресса и локализации системы контроля их производственно-хозяйственной деятельности. Именно малый бизнес, как наиболее оперативный и гибкий к рыночным реалиям, должен стать катализатором развития отечественной экономики в производственной сфере.[48, с. 52]

В-шестых, необходима активизация решения проблем импортозамещения путем: осуществления научных разработку ИКТ на конкурсной основе (закупку научно-технической продукции одновременно у нескольких поставщиков); научно обоснованный выбор наилучшего варианта разработки; производства инновационной продукции одновременно несколькими производителями с возможной ротацией состава производителей.[67, c. 81-91]

В-седьмых, в формируемых стратегиях развития экономики обязательно должны быть учтены вопросы преодоления кризисных ситуаций, обусловленные циклическими закономерностями экономического развития.[69, c. 34-38]

Список использованной литературы:

  1. GDP, PPP (current international $). «The World Bank» (27.04.2017).
  2. Комраков А. Правительство отказывается от стратегии экономического развития. // http://www.ng.ru/economics/2017-04-24/1_6980_strategia.html
  3. Николаева Д., Бутрин Д. Борис Титов передал президенту предложение делать то же самое, что правительство, но лучше. // https://www.kommersant.ru/doc/3229976
  4. Кудрин представил стратегию. Какая она? // http://www.vestifinance.ru/articles/84968
  5. Федеральный закон от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»
  6. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. №536 «Об Основах стратегического планирования в Российской Федерации».
  7. Федеральный закон от 20 июля 1995 г. №115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации».
  8. Всемирный экономический форум: Рейтинг глобальной конкурентоспособности 2016–2017. // http://gtmarket.ru/ratings/doing-business/info#russia
  9. Тебекин А.В., Тебекин П.А. Стратегический менеджмент. Учебник / Москва, 2016. Сер. 60 Бакалавр. Прикладной курс (2-е изд., пер. и доп.).
  10. Портал Госпрограмм РФ. // http://programs.gov.ru/portal/
  11. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 596 «О долгосрочной государственной экономической политике».
  12. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики»
  13. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 598 «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения»
  14. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»
  15. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 600 «О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильем и повышению качества жилищно-коммунальных услуг»
  16. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления»
  17. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 602 «Об обеспечении межнационального согласия»
  18. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 603 «О реализации планов (программ) строительства и развития вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса»
  19. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 604 «О дальнейшем совершенствовании военной службы в Российской Федерации»
  20. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации»
  21. Указ Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года N 606 «О мерах по реализации демографической политики Российской Федерации»
  22. Президент России Владимир Путин потребовал безусловного исполнения «майских указов2 от 2012 года вне зависимости от внешних условий. 16.06.2016. // http://tass.ru/politika/3285730
  23. Седова А. Правительству «троечников» Медведев дал срок до 1 июля. // https://svpressa.ru/economy/article/173131/
  24. Рейтинг стран мира по уровню экономической свободы. http://gtmarket.ru/ratings/index-of-economic-freedom/index-of-economic-freedom-info#russiahttp://gtmarket.ru/ratings/index-of-economic-freedom/index-of-economic-freedom-info#russia
  25. Тебекин А.В. Инновационный менеджмент. Учебник для бакалавров / Москва, 2016. Сер. 58 Бакалавр. Академический курс (2-е изд., пер. и доп.).
  26. Всемирный банк ухудшил прогноз роста мирового ВВП на 2017 год. // https://www.vedomosti.ru/economics/news/2017/01/11/672513-vb-uhudshil-prognoz-vvp.
  27. МВФ улучшил прогноз роста ВВП России на 2017 и 2018 годы. // https://www.gazeta.ru/business/2017/04/17/10631615.shtml
  28. Орлова Н. Пять факторов, угрожающих экономическому росту РФ в 2017 году. // http://1prime.ru/experts/20170502/827420852.html
  29. В 1626 году Манхэттен был куплен за 24 доллара, теперь он стоит 49 миллиардов. // https://newsland.com/user/4296647878/content/v-1626-godu-mankhetten-byl-kuplen-za-24-dollara-teper-on-stoit-49-milliardov/3855699
  30. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/#
  31. Gross domestic product, nominal. IMF (18.04.2017).
  32. Мировая экономика. Всемирный банк прогнозирует замедление роста до 3,3% в 2008. // http://iee.org.ua/ru/prognoz/1003/
  33. Тебекин А.В., Конотопов М.В. Июньские тезисы 2010 года (о мировом экономическом кризисе с позиций бизнес-циклов экономической активности Дж. Китчина). // Инновации и инвестиции. 2010. № 3. С. 2-4.
  34. Тебекин А.В., Конотопов М.В. Мартовские тезисы 2010 года (о мировом экономическом кризисе с позиций циклов инновационного развития К. Жугляра). // Инновации и инвестиции. № 1. С. 2-6.
  35. Тебекин А.В., Конотопов М.В. Апрельские тезисы 2009 года (о мировом экономическом кризисе). // Инновации и инвестиции. № 1. С. 2-8.
  36. Тебекин А.В., Серяков Г.Н. Влияние динамики циклов экономической активности на перспективы развития национальной экономики. Проблемы современной экономики. 2015, № 1 (53), С. 34-38.
  37. Тебекин А.В., Конотопов М.В. Декабрьские тезисы 2009 года (о мировом экономическом кризисе). // Инновации и инвестиции. № 4. С. 2-6.
  38. Тебекин А.В. Закономерности и современные тенденции развития мирового хозяйства: прогнозы экономической активности и перспективы менеджмента. Инновации и инвестиции. 2012.№ 3. С. 156-159.
  39. Тебекин А.В., Конотопов М.В., Сметанин С.И. Экономическая история с древнейших времен до наших дней. Учебник для бакалавров / Москва, 2011. Сер. Бакалавр (12-е издание, переработанное и дополненное).
  40. Тебекин А.В., Конотопов М.В. Сентябрьские тезисы 2009 года (о мировом экономическом кризисе). // Инновации и инвестиции. № 3. С. 2-9.
  41. Lehman Brothers. https://ru.wikipedia.org/wiki/Lehman_Brothers
  42. Тебекин А.В. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации до 2018 года. // О прогнозе социально- экономического развития Российской Федерации до 2018 года и параметрах проекта федерального бюджета на 2016 год. Аналитический вестник № 31(584). Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. МОСКВА, 2015, стр.51-55.
  43. Кузнецова А. Российский рынок облигаций — итоги 2016 года и перспективы развития. // XIV Российский облигационный конгресс. – М.: Московская биржа, 2016.
  44. Отток капитала изРоссии удвоился. // https://lenta.ru/news/2017/04/11/outflow/
  45. Силуанов предсказал два непростых года для России. http://www.mru/articles/142568?utm_source=CopyBuf?utm_source=CopyBuf
  46. Голикова: ФНБ по новому бюджетному правилу в перспективе перестанет существовать. https://news.mail.ru/economics/29961942/
  47. Белоруссия отказывается от рубля в качестве резервной валюты. 14 июня 2017. // http://www.mk.ru/economics/2017/06/14/belorussiya-otkazyvaetsya-ot-rublya-v-kachestve-rezervnoy-valyuty.html
  48. Тебекин А.В. Девять сценариев стратегического развития национальной экономики. Москва, 2016.
  49. Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р.
  50. Седова А. Правительству «троечников» Медведев дал срок до 1июля. // https://svpressa.ru/economy/article/173131/
  51. Государственная программа Российской Федерации «Развитие науки и технологий». Постановление Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 № 301.
  52. Четыре «И» Дмитрия Медведева. // https://rb.ru/article/chetyre-i-dmitriya-medvedeva/5077687.html
  1. Тебекин А.В., Конотопов М.В., Сметанин С.И. Экономическая история с древнейших времен до наших дней. Учебник для бакалавров / Москва, 2016. Сер. Бакалавр (12-е издание, переработанное и дополненное).
  2. Михайлов А. Еще 20 лет беспросветности. 22.10.2016.// http://www.profile.ru/economics/item/111872-eshche-20-let-besprosvetnosti
  3. Милин С. МЕРТВОРОЖДЕННЫЕ МОНСТРЫ. // http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/tm/1974/2/mertvorojdennye.html
  4. Медведев в Думе: «Давайте будем ответственными!». 21.04.2017. // http://profiok.com/about/news/detail.php?ID=4256#ixzz4lQ64vwbw
  5. Могилевская А. Голикова заявила о росте на 2 млн числа россиян за чертой бедности. // http://www.rbc.ru/economics/28/06/2017/59536b549a794702e475254a?from=main
  6. Кудрин пожалел опотерянном десятилетии в экономике. 2 июня 2017. // https://lenta.ru/news/2017/06/02/kudr
  7. Кудрин А. Пять опасных мифов. // https://www.kommersant.ru/doc/3303785
  8. Ярошинская А. Еще раз о цене гайдаровских реформ. // rosbalt.ru
  9. Могилевская А., Ткачев И. Правительство сохранит режим экономии до 2020 года. // http://www.rbc.ru/economics/29/06/2017/595534f89a79472176e442ab?from=main
  10. Глава ФАС назвал профанацией 95% всех госзакупок. 01.03.2017. // https://www.gazeta.ru/business/news/2017/03/01/nshtml
  11. Тебекин А.В. Варианты стратегического развития российской экономики: проблемы и перспективы. // Вестник Российской таможенной академии. № 3 (32). С. 7-18.
  12. Тебекин А.В. Анализ вариантов стратегического развития российской экономики. // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. № 3 (55). С. 53-72.
  13. Тебекин А.В., Пуресев Д.Н. Анализ вариантов стратегического развития национальной экономики в условиях западных санкций. Транспортное дело России. 2014. № 6. С. 12-17.
  14. Тебекин А.В. Варианты развития национальной экономики России с позиций обеспечения ее безопасности в условиях санкций запада. // Инновационная экономика: информация, аналитика, прогнозы. № 6. С. 7-10.
  15. Тебекин А.В., Жигулин В.Г. Научно-практические проблемы импортозамещения в сфере информационно-коммуникационных технологий. В сборнике:О проблемах импортозамещения в таможенных органах и новых разработках в сфере информационно-коммуникационных технологий. Сборник материалов Межведомственной научной конференции. Российская таможенная академия, 2016. С. 81-91.
  16. Тебекин А.В. Варианты социально-экономического развития национальной экономики в условиях санкций запада. В сборнике: Развитие современной России: проблемы воспроизводства и созидания. II Международная научная конференция, сборник научных трудов. Под редакцией: Р.М. Нуреева, М.Л. Альпидовской, Д.Е. Сорокина. С. 1162-1173.
  17. Тебекин А.В., Серяков Г.Н. Влияние динамики циклов экономической активности на перспективы развития национальной экономики. Проблемы современной экономики. 2015, № 1 (53), С. 34-38.
  18. Тебекин А.В.,  Тебекина А.А. Динамика демаркации естественно-научной (научно-технической) и гуманитарной (политической и административной) культур в управлении развитием общества // Маркетинг и логистика. – 2017. – №3 (11). – с. 108-116.

УДК 338.1; 338.2

А. В. Тебекин — доктор технических наук, доктор экономических наук, профессор, почетный работник науки и техники Российской Федерации, профессор кафедры менеджмента Одинцовского филиала Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России, г. Москва, Россия

E-mail: Tebekin@gmail.com

About the directions of development of national economy 

А. Tebekin — Doctor of Engineering, Doctor of Economics, professor, honorary worker of science and technology of the Russian Federation, professor of department of management of the Odintsovo branch of the Moscow State Institute of International Relations (University) MFA of Russia, Moscow, Russia

Annotation: the options of strategies of development of national economy offered by representatives of the Ministry of Economic Development, Stolypin club and the Center of strategic development are considered. The existing versions of strategies of development of national economy through a prism of the expected directions of development of national economy are analysed. An author’s assessment is given to the prospects of development of national economy for various directions.

При цитировании статьи в других источниках просим использовать следующий формат: А. В. Тебекин. О направлениях развития национальной экономики // Маркетинг и логистика. – 2017. – №4 (12). – с. 60-90.

Полная версия журнала в pdf-формате по ссылке «Маркетинг и логистика».