Устойчивое развитие сельской местности в Китае: эволюция научных подходов и практических интерпретаций

Ерохин Василий Леонидович

Аннотация: устранение экономических и социальных диспропорций в сельской местности является одним из условий сбалансированного развития стран с высокой долей сельских жителей в общей численности населения. Однако, подходы к обеспечению устойчивости не только различаются в зависимости от национальной специфики, но и трансформируются с течением времени. В статье представлены результаты выборки научных публикаций на тему устойчивого развития сельской местности из Китайской национальной инфраструктуры знаний CNKI за 2012-2021 гг. Анализ публикаций проведен по ключевым словам, категориям тем и соответствию данных тем Целям устойчивого развития ООН. Выделены специфические ключевые слова, определяющие содержание китайского подхода к интерпретации содержания и перспективных направлений политики устойчивого развития сельской местности.

В условиях все более стремительной урбанизации многие страны сталкиваются с проблемой поддержания устойчивого экономического и социального развития сельских территорий [18]. Поскольку в сельском хозяйстве ни труд, ни земля в полной мере не могут быть заменены капиталом [24], устойчивость развития сельских территорий обусловлена управлением и сохранением земель, а также удержанием рабочей силы в сельской местности. В идеальном сценарии рациональное использование природных, демографических и экономических ресурсов сельских территорий потенциально может обеспечить диверсифицированное развитие, полную занятость и высокий уровень жизни для сельского населения [17]. На практике же страны с высокой долей сельских жителей в общей численности населения и значительным вкладом агропромышленного комплекса в ВВП сталкиваются с наиболее сложными и комплексными проблемами с точки зрения устойчивого развития села [5]. Одной из таких стран является Китай, преобладающая часть населения которого традиционно приходилась на сельскую местность.

Сегодня в сельской местности проживает около 40% граждан Китая, но для значительной части из них сельское хозяйство является основным источником существования [8]. Экономические реформы в Китае и бурный рост промышленности и городов обусловили рост оттока населения из экономически менее развитых внутренних провинций в быстро индустриализирующиеся прибрежные районы [6, 20]. Уровень межпровинциальной миграции значительно возрос с экономическим развитием Китая [16]. За предыдущие три десятилетия экономического роста урбанизация стимулировала сельскую миграцию [19], в то время как сельские мигранты, переезжающие в городские районы, обеспечили гибкую и дешевую рабочую силу для индустриализации страны [22]. Для села же одними из главных проблем развития являются низкие доходы населения при существенном разрыве в уровне доходов. В 2021 г. Китай заявил об искоренении крайней бедности в стране, однако в целом проблема низкого уровня дохода в сельской местности еще существует. Она обостряется за счет разрыва в уровнях доходов между селом и городом, а также между промышленно-развитыми прибрежными провинциями и внутренними районами страны. Китайское правительство реализует масштабную программу расходов, кредитов и общественных работ, призванную искоренить сельскую нищету и бедность [13]. В сентябре 2021 г. Правительство Китая обнародовало «План зеленого развития сельского хозяйства» на 14-ю пятилетку (2021-2025 гг.), которым в качестве приоритетных задач развития определены охрана природных, земельных и водных ресурсов, борьба с загрязнением атмосферы, почвы и воды, защита окружающей среды и экологии в сельской местности, а также развитие низкоуглеродистых аграрных производственных цепочек [7].

Специфика землепользования и доступности водных ресурсов в Китае во многом ограничивает возможности расширения сельскохозяйственного производства. Из общей территории страны на долю пригодных для обработки сельскохозяйственных земель приходится не более 15%. Давление со стороны растущих городов не дает расширять пахотные земли, конкуренция за землю высока [12]. На душу населения приходится всего около 0,08 га, что значительно ниже среднемирового показателя в 0,22 га [23]. В агропромышленном секторе преобладают мелкие домохозяйства, которые обеспечивают основную часть валового продукта. Число домохозяйств превышает 200 млн., а средний размер домохозяйства составляет 0,66 га (264 га в США и 37 га в ЕС, соответственно). Спрос на землю особенно высок в экологически уязвимых районах, потому что доход большинства местных жителей заввисит от сельского хозяйства, в то время как производительность труда и качество почвы отстают от средних национальных уровней [21]. Экологические проблемы выражаются в ухудшении состояния экосистем, нерациональном использовании земель и чрезмерном выпасе скота [9]. Площадь загрязненной почвы в Китае увеличивается, в то время как практики восстановления окружающей среды пока не достаточно высоко развиты для полномасштабного обеспечения заявленной до 2025 г. зеленой трансформации сельских районов. Дилемма заключается в том, что интенсивное использование земли важно для обеспечения средств к существованию небольших сельских домохозяйств, но устойчивое использование земельных и прочих ресурсов в сельском хозяйстве все больше востребовано обществом.

Эволюцию данной дилеммы в последние годы можно проследить на основе анализа тематики публикаций в китайской академической литературе. Изучение базы данных научных публикаций CNKI («Китайская национальная инфраструктура знаний») за предшествующее десятилетие 2012-2021 гг. позволило выявить 881 публикацию в китайских и международных научных журналах на китайском и английском языках. Поиск был проведен по комбинации ключевых слов «устойчивое развитие сельской местности» (“sustainable rural development”). Количество публикаций относительно равномерно распределено по годам, однако наблюдается незначительный спад числа публикаций во второй половине рассматриваемого периода (особенно в 2020-2021 гг.) по сравнению с началом периода (рис. 1).

Распределение публикаций

Рисунок 1 — Распределение публикаций по годам в 2012-2021 гг.

Около трети всех публикаций приходится на категорию «Экономика», однако доля данной категории после 2018 г. снижается на фоне роста числа публикаций в категориях «Социальная сфера» и «Системные факторы развития». Несмотря за значение экологических аспектов устойчивого развития сельской местности последовательно снижается число публикаций, затрагивающих экологическую и природоохранную тематику (рис. 2).

Динамика публикаций

Рисунок 2 — Динамика публикаций по крупнейшим категориям в 2012-2021 гг.

В итоге, в 2021 г. доля публикаций, посвященных экологическим аспектам устойчивого развития, в общем объеме проанализированных публикаций составляет всего 6,3% (рис. 3). Пандемия COVID-19 значительно повлияла на все сферы экономики и общества, в том числе и на сельскую местность. Обострились проблемы постпандемического восстановления экономической активности и нормализации социальной жизни, стабилизации развития за счет реформирования отдельных элементов организации сельской экономики и социума. Это отразилось на значительном росте числа публикаций в категориях «Системные факторы развития», «Институциональное развитие» и «Реформирование» именно после 2020 г.

Распределение публикаций

Рисунок 3 — Распределение публикаций по категориям в 2021 г.

Аналогичная тенденция переориентации тематики устойчивого развития с экономических аспектов на социальные и институциональные прослеживается и в распределении публикаций по Целям устойчивого развития ООН, приверженность которым декларируется в национальной экономической и социальной политике Китая. В совокупности цели «Достойная работа и экономический рост» и «Индустриализация, инновации и инфраструктура» в целом за период составляют более 40% всех публикаций, однако их доли в общей выборке снижаются с 2016 г. На этом фоне возрастает значение цели «Устойчивые города и населенные пункты» (особенно существенный рост в 2021 г. как результат необходимости пост-пандемического восстановления развития сельских сообществ) (рис. 4).

Динамика публикаций

Рисунок 4 — Динамика публикаций по основным целям устойчивого развития в 2012-2021 гг.

По итогам 2021 г. все большее число публикаций в китайской научной литературе обращаются к теме устойчивого развития населенных пунктов и сообществ именно как социально-экономических систем, а не просто отдельных производственных единиц. Доля цели устойчивого развития «Устойчивые города и населенные пункты» в общем объеме публикаций в 2021 г. достигает 24,11% (рис. 5) по сравнению с 10,6% в 2012 г.

распределение публикаций

Рисунок 5 — Распределение публикаций по целям устойчивого развития в 2021 г.

На фоне усиления борьбы с сельской бедностью растет число публикаций в категориях «Ликвидация нищеты» и «Уменьшение неравенства». Ключевые слова «бедность» (“poverty”), «миграция» (“migration”) и «социальная безопасность» (“social security”) в категории «Социальная сфера» отражают усиливающийся фокус исследований на решение социальных проблем сельской местности (табл. 1). Борьба с бедностью ведется в рамках общей стратегии экономического и социального возрождения сельской местности, что характеризуют ключевые слова «возрождение» (“revitalization”) в категории «Экономика» и «новая сельская экономика» (“new rural economy”) в категории «Системные факторы развития»). Также актуализируется всемерное развитие экономических возможностей для увеличения доходов сельских жителей (ключевые слова «экономика замкнутого цикла» (“circular economy”), «органическое сельское хозяйство» (“organic agriculture”), «сельские финансы» (“rural finance”) и «сельский туризм» (“rural tourism”)).

публикации Китая

Таблица 1 — Специфические для китайских публикаций ключевые слова по теме устойчивого развития сельских территорий

Основными тенденциями в динамике публикаций за рассматриваемый десятилетний период являются следующие:

  • Тематика исследований смещается от начального создания экономических основ развития сельской местности к сохранению и повышению устойчивости экономических возможностей. В последние годы особенно подчеркиваются цели более высокого уровня, такие как возрождение и процветание сельских районов, благосостояние фермеров, сельская местная реорганизация и реструктуризация сельских районов, здоровье, культурное и экологическое наследие. Одним из специфических для Китая подходов к экономическому развитию деревни является формирование инновационной основы для роста. В свете международных тенденций по повышению степени информатизации агропромышленного комплекса [2, 4] в последние годы растет частота упоминания таких ключевых слов как «цифровизация» (“digitalization”), «электронная коммерция» (“e-commerce”), «умная деревня» (“smart village”) и «большие данные» (“big data”).
  • Растущая междисциплинарность исследований. Если в начале периода среди тем исследований преобладали экономика, социология и сельскохозяйственные науки, то к концу периода увеличилась доля междисциплинарных публикаций. Это связано с ростом значения несельскохозяйственных видов деятельности в структуре сельской занятости. В частности, следует отметить такие новые темы, как агроэкология в целях устойчивого развития землепользования и органического сельского хозяйства (что создает не только новые сферы занятости, но и новые возможности для трансграничного сотрудничества [3]), культурная и этническая география в целях развития сельского туризма [10], а также социальная экология в целях сокращения экономических и социальных разрывов.
  • Сосредоточение на универсальности сельского хозяйства как инструмента устойчивого развития. С углублением исследований получают внимание несельскохозяйственные функции сельского хозяйства. Концепция многофункциональности сельского хозяйства рассматривается с точки зрения построения комплексной экоцивилизации в сельской местности через улучшение ландшафтов, сохранение водных источников, сохранение биоразнообразия, развитие альтернативных источников энергии. Особенно следует отметить стремительно растущее число публикаций по производству и использованию биогаза [15], а также управлению отходами как традиционной сельскохозяйственной деятельности, так и бытовыми отходами.
  • Специфической чертой китайского подхода к обеспечению устойчивого развития сельской местности является значительная степень участия государства и объединений граждан в формировании и регулировании экономических и социальных аспектов развития [11]. Во многих публикациях встречаются такие характерные ключевые слова, как «коллективная экономика» (“collective economy”), «партийное строительство» (“party building”), и «новая социалистическая деревня» (“new socialist countryside”). Особенно высоко значение государственных органов власти и объединений граждан в социальной сфере (ключевые слова «волонтерство» (“volunteer service”) и «система обслуживания пожилых людей» (“elderly people service”)), культурной сфере (ключевые слова «общественная культура» (“public culture”) и «сельские библиотеки» (“rural libraries”)), а также в медицинской сфере (ключевое словосочетание «сельская кооперативная медицинская система» (“rural cooperative medical system”). Таким образом, неизменной сферой исследований в течение последнего десятилетия является широкое участие всех заинтересованнных сторон в обеспечении устойчивого развития.
  • Все в большей степени говорится о необходимости выхода за пределы локальных сельских сообществ (делокализация) и развития межтерриториальных сетей сотрудничества на основе реализации местных конкурентных преимуществ. Различия сельских территорий по культурному, этническому и религиозному признакам рассматриваются как условия повышения общей устойчивости всей системы сельских сообществ (ключевое слово «новая социалистическая деревня» (“new socialist countryside”)) на основе кросс-локализации (“cross-localization”). При этом крайне высокое внимание уделяется повышению качества образования и медицинского обслуживания в сельской местности, что является одними из общепризнанных условий устойчивого развития [1, 14]. К примеру, значительное число публикаций посвящено развитию системы сельских библиотек, а также развитию культуры, спорта и досуга (часто встречающиеся ключевые слова содержат «спорт» (“sports”), «медицинская система» (“medical system”) и «система культуры» (“culture service”)).

Обобщая вышесказанное, следует отметить, что устойчивое развитие сельской местности в Китае рассматривается не столько с точки зрения экологии, изменений климата или устойчивого землепользования, сколько с точки зрения экономического развития, создания экономических возможностей в местных сообществах, устранения бедности и социального неравенства, а также сохранения культурного наследия разнообразных сельских сообществ. На фоне системных угроз, обострившихся во время пандемии, растет значение институциональной и системной устойчивости сельских сообществ. Обеспечение устойчивого развития села предполагает значительную роль государства и общества через различные институты. Такую политику можно назвать «устойчивое развитие через поддержку всего общества». Для Китая устойчивое развитие сельской местности – это неотъемлемый элемент государственной политики возрождения и построения новой социалистической сельской местности.

Список использованной литературы:

  1. Арский А.А. Критерии оценки эффективности подготовки специалистов агропромышленного комплекса на базе образовательных кластеров // Стратегии бизнеса. – 2018. – № 2 (46). – С. 3-6.
  2. Арский А.А. Проблемы применения информационных технологий в агропромышленном комплексе // Маркетинг и логистика. – 2019. – № 1 (21). – С. 5-11.
  3. Арский А.А. Трансграничное сотрудничество Российской Федерации и КНР в области органической продукции // Маркетинг и логистика. – 2020. – № 1 (27). – С. 5-11.
  4. Ван С., Денисов В.В. Тенденции развития сельской электронной коммерции в Китае // Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право. – 2019. – № 1 (21). – С. 51-60.
  5. Гао Т., Ерохин В.Л., Иволга А.Г. Политика Китая в сфере обеспечения продовольственной безопасности: современные вызовы // Вестник АПК Ставрополья. – 2018. – № 1 (29). – С. 111-116.
  6. Ерохин В.Л. Исследование миграционных процессов в сельской местности Северного Китая // Вестник МФЮА. – 2018. – № 1. – С. 182-196.
  7. Ерохин В.Л. Пятилетний план Китая на 2021-2025 годы и долгосрочные ориентиры развития экономики страны // Маркетинг и логистика. – 2021. – № 2 (34). – С. 5-15.
  8. Ерохин В.Л., Гао Т. Продовольственная безопасность Китая: современное состояние и стратегические ориентиры // Маркетинг и логистика. – 2019. – №5 (25). – С. 12-32.
  9. Ерохин В.Л, Гао Т. Сотрудничество регионов Дальнего Востока и Сибири с Китаем в сфере сельского хозяйства: эффекты для продовольственной безопасности // Вестник Московского финансово-юридического университета МФЮА. – 2019. – № 4. – С. 103-115.
  10. Иволга А.Г., Трухачев А.В., Ерохин В.Л. Типологизация сельских территориальных образований как подход к разработке мероприятий по формированию инновационной среды развития сельского туризма // Вестник национальной академии туризма. – 2018. – № 4 (48). – С. 24-27.
  11. Муравьева М.В. Мотивационные институты развития сельских территорий Китая // Агрофорсайт. – 2021. – № 6 (37). – С. 50-55.
  12. Ордынская Ю.В. Влияние сельской урбанизации на развитие приграничной территории Северо-Востока Китая // Дальний Восток: проблемы развития архитектурно-строительного комплекса. – 2019. – № 2. – С. 201-204.
  13. Сербина Е.М. Вклад Государственного банка развития сельского хозяйства Китая в борьбу с бедностью // Проблемы Дальнего Востока. – 2020. – № 6. – С. 41-53.
  14. Чжи Ц. Исследование ввзаимозависимости между состоянием системы здравоохранения и развитием человеческого капитала сельских территорий в Китае // Общество: социология, психология, педагогика. – 2022. – № 1 (97). – С. 75-79.
  15. Constantin, M., Radulescu, I.D., Andrei, J.V., Chivu, L., Erokhin, V., & Gao, T. (2021). A Perspective on Agricultural Labor Productivity and Greenhouse Gas Emissions in Context of the Common Agricultural Policy Exigencies. Economics of Agriculture, 68(1), 53-67.
  16. Fan, X., Liu, H., Zhang, Z., & Zhang, J. (2018). The Spatio-Temporal Characteristics and Modeling Research of Inter-Provincial Migration in China. Sustainability, 10, 618.
  17. Gao, T., Erokhin, V., & Arskiy, A. (2019). Dynamic Optimization of Fuel and Logistics Costs as a Tool in Pursuing Economic Sustainability of a Farm. Sustainability, 11(19), 5463.
  18. Gao, T., Ivolga, A., & Erokhin, V. (2018). Sustainable Rural Development in Northern China: Caught in a Vice between Poverty, Urban Attractions, and Migration. Sustainability, 10(5), 1467.
  19. Hao, L. (2012). Cumulative Causation of Rural Migration and Initial Peri-Urbanization in China. Chinese Sociological Review, 44, 6-33.
  20. Kleinwechter, U. (2012). Rural-Urban Migration in China: An Analytical Framework of Migrants’ Contributions to Rural Development. Journal of Alternative Perspectives in the Social Sciences, 4, 757-789.
  21. Liu, M., Heijman, W., Zhu, X., Dries, L., & Huang, J. (2016). Individual and Social Optima of Rural Land Allocation by Stakeholders: A Case Study on Eco-Fragile Areas of Northern China. The Rangeland Journal, 38, 57-72.
  22. Mohabir, N., Jiang, Y., & Ma, R. (2017). Chinese Floating Migrants: Rural-Urban Migrant Labourers’ Intentions to Stay or Return. Habitat International, 60, 101-110.
  23. Nath, R., Luan, Y., Yang, W., Yang, C., Chen, W., Li, Q., & Cui, X. (2015). Changes in Arable Land Demand for Food in India and China: A Potential Threat to Food Security. Sustainability, 7, 5371-5397.
  24. Panait, M., Erokhin, V., Andrei, J.V., & Gao, T. (2020). Implication of TNCs in Agri-Food Sector – Challenges, Constraints and Limits – Profit or CSR? Strategic Management, 20(4), 33-43.

УДК 656.02

Ерохин В. Л. – кандидат экономических наук, доцент, Институт экономики и менеджмента, Харбинский инженерный университет, Харбин, КНР.

Erokhin V. – Associate Professor, School of Economics and Management, Harbin Engineering University, Harbin, China.

E-mail: basilic@list.ru

Sustainable Rural Development in China: The Evolution of Scientific Approaches and Practical Interpretation

Annotation: The elimination of economic and social disparities in rural areas is one of the conditions for the balanced development of countries with a high proportion of rural residents in the total population. Nevertheless, approaches to ensuring sustainability not only differ depending on national circumstances, but also evolve over time. The paper presents the results of a selection of scientific publications related to sustainable rural development from the Chinese National Knowledge Infrastructure (CNKI) for 2012-2021. The analysis of publications is carried out by keywords, categories of topics, and compliance of themes with the United Nations Sustainable Development Goals. The paper summarizes specific keywords that determine China’s approach to the interpretation of the content and perspective directions of the sustainable rural development policy.