«Перемирие» в торговом противостоянии США и Китая: возможные последствия для реструктуризации мировой торговли продовольствием

Ерохин Василий Леонидович

Аннотация: динамично развивающийся и крупнейший по населению Китай – основной в мире потребитель сельскохозяйственной продукции. Хотя страной и достигнуто состояние продовольственной самодостаточности по ряду основных продуктов питания, зависимость от импорта все еще остается высокой, причем от нескольких стран-поставщиков. Такую уязвимость можно использовать как инструмент давления, что недавно было продемонстрировано при заключении торгового соглашения, по которому Китай обязался увеличить закупки американского продовольствия в обмен на снижение торговых пошлин на свои товары со стороны США. Такая практика «управляемой торговли», как правило, приводит к структурным изменениям на рынке, что и произойдет в ближайшее время в мировой торговле продовольствием. В данной статье проводится анализ динамики и структуры торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и основными странами-поставщиками в 2000-2018 гг., делается прогноз по корректировке объемов закупок, структуре и географии торговых потоков на 2020-2021 гг., а также оцениваются возможные эффекты исполнения китайско-американского торгового соглашения для развития российского продовольственного экспорта в Китай.

Основные условия торговой сделки между США и Китаем в части торговли продовольствием

Торговое противостояние между США и Китаем в последнее время оказывало значительное влияние на усиление неопределенности и дестабилизацию мировых рынков [12]. К началу 2020 г. сторонам удалось найти некоторый компромисс и сделать шаг к урегулированию торгового конфликта, подписав соглашение о первой фазе торговой сделки. США согласились вдвое снизить пошлины на китайские товары в объеме $120 млрд., а Китай, в свою очередь, ответил обязательством увеличить закупки американских товаров в 2020-2021 гг. на сумму $200 млрд. В значительной мере ожидаемое увеличение импорта из США коснется сельскохозяйственных товаров. По условиям соглашения, Китай в течение 2020 г. увеличит закупки продовольствия в США на $12,5 млрд. по сравнению с 2017 г., а в 2021 г. – на $19,5 млрд. Также взято обязательство прикладывать все возможные усилия к росту импорта продовольствия из США дополнительно на $5 млрд. ежегодно. Основными позициями, по которым будут производиться закупки, в соглашении названы мясо и мясные продукты и субпродукты (говядина, свинина, птица), рыба и морепродукты, масличные культуры (соевые бобы), а также злаковые (пшеница, рис, кукуруза).

Торговля сельскохозяйственной продукцией между Китаем и США

С начала 2000-х гг. США являются крупнейшим поставщиком продовольствия в Китай [4]. Объем закупок Китаем американской сельскохозяйственной продукции стабильно растет за исключением некоторых снижений в 2013 г. и 2015 г. и по итогам 2018 г. достиг $24,3 млрд., в то время как товарооборот превысил $32 млрд. Сальдо баланса торговли продовольствием для Китая растуще отрицательное (рис. 1).

Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между США и Китаем

Рисунок 1 — Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между США и Китаем в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Основной статьей импорта из США являются масличные культуры, в частности, соевые бобы и сорго. В 2018 г. доля масличных культур в общем объеме закупок Китаем американского продовольствия превысила 62% (рис. 2). Также импортируются корма для животных, злаковые, мясо и мясные продукты, рыба и другие продукты.

 Структура импорта сельскохозяйственной продукции из США в Китай в 2018

Рисунок 2 — Структура импорта сельскохозяйственной продукции из США в Китай в 2018 г., % в общем объеме сельскохозяйственного импорта. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Объем импорта масличных культур в последние годы стремительно растет – с немногим более $1 млрд. в 2000 г. до сегодняшних $15 млрд. (табл. 1). Соевые бобы также используются для кормления животных – объем импорта кормов в 2018 г. составил $1,9 млрд. С 2015 г. Китай начал импортировать из США злаковые культуры, в настоящее время это третья по объему статья импорта в объеме $ 1,7 млрд.

Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из США в Китай

Таблица 1 — Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из США в Китай в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Основные поставщики продовольствия в Китай

В последние годы США как поставщик сельхозпродукции в Китай испытывает серьезную конкуренцию со стороны других стран – ведущих мировых производителей продовольствия, главным образом, Бразилии. С 2017 г. Бразилия вышла на первое место среди торговых партнеров Китая (+2 млрд. по сравнению с США), а в 2018 г. объем импорта из Бразилии превысил объем импорта из США уже на $8 млрд. (рис. 3). Также растут закупки продовольствия из Канады, Австралии и Аргентины.

 Основные поставщики сельскохозяйственной продукции и продовольствия в Китай

Рисунок 3 — Основные поставщики сельскохозяйственной продукции и продовольствия в Китай в 2000-2018 гг., $ млрд. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Бразилия

Китай наращивает закупки продовольствия в Бразилии с середины 2000-х гг. Росту импорта способствует активное вхождение китайских инвесторов в бразильские проекты в сфере производства сои, злаковых, а также в животноводческий сектор. Со стороны Китая экспорт сельскохозяйственной продукции в Бразилию крайне незначителен, что обуславливает негативный для Китая торговый баланс – дефицит более $31 млрд. в 2018 г. (рис. 4).

Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Бразилией

Рисунок 4 — Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Бразилией в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Структура импорта из Бразилии имеет низкую степень диверсификации – доминируют соя и другие масличные культуры (рис. 5). Также Китай закупает мясо и мясные субпродукты (в частности, говядину), сахар и фрукты.

Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Бразилии в Китай в 2018

Рисунок 5 — Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Бразилии в Китай в 2018 г., % в общем объеме сельскохозяйственного импорта. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14]

С повышением уровня жизни и покупательной способности населения в Китае растет спрос на продукты высокого качества и питательной ценности. Импорт говядины и других видов мяса из Бразилии стремительно растет в последние годы и в 2018 г. превышает $2,5 млрд. (табл. 2). По масличным культурам Китай успешным образом диверсифицирует источники поставок, с каждым годом увеличивая закупки в Бразилии (рост более чем на $11 млрд. за три года), в то время как за этот же период объем импорта сои из США вырос менее чем на $3 млрд.

Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Бразилии в Китай

Таблица 2 — Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Бразилии в Китай в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Аргентина

Вторым крупным поставщиком соевых бобов в Китай из Латинской Америки является Аргентина, но объем закупок из этой страны в последние годы снижается. В Аргентине в меньшей степени по сравнению с Бразилией представлены китайские инвесторы в сфере растениеводства, вследствие чего страна проигрывает в конкурентной борьбе за место на китайском рынке. С 2015 г. объем оборота снижается – менее $3 млрд. в 2018 г. (рис. 6).

Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Аргентиной

Рисунок 6 — Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Аргентиной в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Конкурентным преимуществом Аргентины является производство высококачественного мяса крупного рогатого скота, которое пользуется спросом в Китае, главным образом, в ресторанах премиум-класса. В структуре импорта из Аргентины данная позиция занимает почти 9% в 2018 г. (рис. 7). Также Китай закупает в Аргентине молоко и молочные продукты, корма для животных, рыбу и растениеводческую продукцию.

Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Аргентины в Китай

Рисунок 7 — Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Аргентины в Китай в 2018 г., % в общем объеме сельскохозяйственного импорта. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

В соответствии с общей тенденцией сокращения китайско-аргентинского товарооборота сельскохозяйственной продукции объем закупок снижается практически по всем позициям, наиболее существенно по масличным культурам (на $1,6 млрд. с 2015 г.) (табл. 3). В меньшей степени сокращение коснулось животноводческой продукции, однако и в этом ранее конкурентоспособном для себя секторе аргентинские фермеры постепенно теряют китайских потребителей.

Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Аргентины в Китай

Таблица 3 — Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Аргентины в Китай в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Канада

В 2018 г. на третье место среди крупнейших поставщиков продовольствия в Китай после Бразилии и США вышла Канада. Товарооборот двух стран в сфере сельскохозяйственной продукции устойчиво растет в течение последнего десятилетия за исключением небольшого сокращения в 2014-2015 гг. Китай, в свою очередь, также во все большем объеме экспортирует некоторые виды продовольствия (рыба и морепродукты, фрукты, овощи) в Канаду, но торговый баланс на протяжении всего рассматриваемого периода для Китая остается отрицательным (рис. 8).

Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Канадой

Рисунок 8 — Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Канадой в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Структура импорта продовольствия из Канады в существенной степени схожа с США, за исключением меньшей доли масличных культур – 47,5% (по сравнению с 62,3% в китайско-американской торговле). Значительные доли в закупках из Канады занимают мясо и мясные продукты и субпродукты, рыба, ракообразные и другие морепродукты, зерновые (ячмень, пшеница, меслин), овощи, а также корма для животных (рис. 9, табл. 4).

Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Канады в Китай в 2018

Рисунок 9 — Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Канады в Китай в 2018 г., % в общем объеме сельскохозяйственного импорта. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

мпорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Канады в Китай

Таблица 4 — Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Канады в Китай в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Объем импорта продовольствия из Канады растет, главным образом, за счет масличных культур (+1,1 млрд. за три последних года), мяса и пищевых мясных субпродуктов (+350 млн.), ячменя (+215 млн.), овощей (+145 млн.), а также различных видов рыбной и морской продукции.

Австралия

Австралия в 2018 г. практически сравнялась с Канадой по объему поставок сельскохозяйственной продукции в Китай – $6,9 млрд. Соотношение импорта и экспорта также практически повторяет китайско-канадскую торговлю – товарооборот на уровне $8 млрд., рост объема импорта (хотя с провалом в 2016 г. из-за снижения закупок Китаем австралийского мяса и ряда злаковых и масличных культур), незначительный объем экспорта в Австралию (в основном, рыба и морепродукты, фрукты и овощи) и растуще отрицательное сальдо торгового баланса (рис. 10).

Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Австралией

Рисунок 10 — Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Австралией в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Состав импорта из Австралии существенным образом отличается от рассмотренных выше стран – высокая степень диверсификации структуры, нет доминирования масличных культур. Крупными статьями импорта выступают ячмень (четверть всех поставок в 2018 г.) и другие злаковые культуры (в том числе пшеница), мясо и мясные продукты и субпродукты, молоко и молочные продукты, фрукты, а также различного рода пищевые продукты (рис. 11).

Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Австралии в Китай в 2018

Рисунок 11 — Структура импорта сельскохозяйственной продукции из Австралии в Китай в 2018 г., % в общем объеме сельскохозяйственного импорта. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Четвертое место Австралии в составе основных источников сельскохозяйственной продукции и продовольствия для Китая обусловлено ростом поставок ячменя (около 1,5 млрд. в 2015-2018 гг.), мяса и мясных продуктов, молока и молочных продуктов, а также кормов для животных, фруктов и рыбы. Объем поставок масличных культур, злаковых и сахара несколько снизился в 2018 г. по сравнению с прошлыми годами (табл. 5).

Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Австралии в Китай

Таблица 5 — Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Австралии в Китай в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Реструктуризация торговых потоков как последствие сделки

Каким же образом недавнее заключение торговой сделки между Китаем и США может повлиять на изменение сложившейся ситуации по импорту продовольствия для Китая, а также на географию и структуру торговых потоков? Взяв на себя обязательство увеличить объем закупок сельскохозяйственной продукции из США, Китай очевидным образом должен будет вновь переориентировать торговые цепочки, которые в последние годы так успешно работали со странами Латинской Америки, на американское направление. Можно прогнозировать, что несколько «просевшая» китайско-американская торговля соевыми бобами в ближайшие годы возрастет – именно на счет данной основной статьи китайского импорта из США и придется основной объем увеличения закупок. В 2018 г. на фоне торгового противостояния двух стран доля американских соевых бобов на китайском рынке сократилась с 35% до 19% [10], а выпавший объем поставок был с успехом замещен другими странами. Основываясь на положениях торгового соглашения, США в течение 2020-2021 гг. рассчитывают вернуть себе прежнюю долю на рынке масличных культур Китая, что будет сделано за счет сокращения закупок соевых бобов из Бразилии, а также в меньшей степени из Аргентины и Канады. Таким образом, прогнозируется возвращение США на лидирующие позиции в качестве поставщика сельскохозяйственной продукции и продовольствия в Китай (рис. 12).

изменение объемов импорта продовольствия в Китай

Рисунок 12 — Возможное изменение объемов импорта продовольствия в Китай от основных поставщиков, $ млрд.

Наряду с соевыми бобами увеличится объем закупок различных видов мяса и мясопродуктов, которые в настоящее время занимают четвертое место в объеме импорта продовольствия из США. За счет дополнительных поставок мяса птицы и свинины доля данной статьи в китайском импорте может существенно возрасти. По мясу птицы рост закупок прогнозируется, в первую очередь, по замороженным окорочкам – одному из главных экспортных продуктов США в сфере птицеводства. Также однозначно вырастет импорт свинины, в которой Китай в последнее время испытывает значительную потребность в связи с недавней эпидемией африканской чумы свиней и существенного сокращения поголовья [2]. По оценкам экспертов [10], по итогам 2020 г. производство свинины в Китае сократится на 19,3 млн. тонн, что образует ощутимый дефицит на внутреннем рынке. В полной мере нехватку за счет закупок в США ликвидировать не удастся (поскольку США производят всего около 13 млн. тонн свинины в год, а экспортируют обычно не более четверти объема внутреннего производства), но однозначно в 2020-2021 г. объем импорта Китаем свинины вырастет. Недостающие объемы будут закупаться в других стран, что открывает возможности на китайском рынке и для российских производителей.

Возможные эффекты для российского сельскохозяйственного экспорта в Китай

До недавнего времени доля российских поставщиков сельскохозяйственной продукции на китайском рынке была довольно скромна. Однако, с 2015 г. на фоне развития политических и торгово-экономических отношений между двумя странами товарооборот начал расти, Китай во все большем объеме начал закупать отдельные виды российского продовольствия и, в свою очередь, поставлять сельскохозяйственную продукцию и продукты питания в Россию [9] (рис. 13).

 Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Россией

Рисунок 13 — Динамика торговли сельскохозяйственной продукцией между Китаем и Россией в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Основной статьей российского экспорта в Китай является свежая, охлажденная и замороженная рыба (более 65% всего объема поставок в 2018 г.) (рис. 14).

Структура импорта сельскохозяйственной продукции из России в Китай в 2018

Рисунок 14 — Структура импорта сельскохозяйственной продукции из России в Китай в 2018 г., % в общем объеме сельскохозяйственного импорта. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Вследствие попыток Китая диверсифицировать источники закупок масличных культур и снизить зависимость от США по соевым бобам, в последние годы растет доля масличных культур в структуре импорта из России (почти 9% в 2018 г.), однако объем производства сои в России пока слишком мал, чтобы каким-либо значительным образом повлиять на ситуацию на китайском рынке [1, 7]. Также из России в Китай экспортируются корма для животных, фрукты, мясо, зерновые [3]. Рост экспорта в Китай в последние годы был обеспечен тремя позициями – рыбой и морепродуктами (увеличение более чем на $800 млн. за три года), масличными культурами (+$100 млн. за аналогичный период), а также кормами для животных (+$40 млн.). По остальным продуктам российский экспорт увеличился незначительно, а по отдельным – снизился (фрукты, кукуруза) (табл. 6).

Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из России в Китай

Таблица 6 — Импорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия из России в Китай в 2000-2018 гг., $ млн. Источник: составлено автором на основе [11, 13, 14].

Возможности для увеличения поставок сельскохозяйственной продукции и продовольствия в Китай у России имеются даже на фоне ожидаемой переориентации части закупок на американское направление. Проблема в том, что многие ниши на китайском рынке пока остаются закрытыми для российских производителей со стороны китайских властей по соображениям безопасности [8]. Так, Китай не закупает в России свинину даже в ситуации дефицита на данный вид мяса внутри страны. В ближайшие годы, конечно, можно ожидать допуска на китайский рынок отдельных российских производителей свинины, особенно в связи с тем, что в полной мере закрыть дефицит поставками из США не удастся. В данном случае у российских производителей имеются два основных преимущества: отказ от использования рактопамина в качестве добавки при выращивании свиней и ценовое преимущество по производству грудинки по сравнению с США. Рактопамин частично применяется в США, но запрещен в Китае, что дополнительно ограничивает возможности закупок свинины в США. Грудинка же в России относительно дешева по сравнению с другими частями туши, в то время как в США, напротив, является одной из самых дорогих в связи с тем, что идет на производство бекона. В Китае же грудинка – один из наиболее востребованных видов свинины.

По мясу птицы Россия пока не в состоянии конкурировать с американскими производителями на китайском рынке, особенно при планируемом росте закупок из США замороженных окорочков. Единственная позиция, по которой возможен рост поставок в Китай, – это куриные лапы и крылья, которые и в настоящее время составляют основу птицеводческого экспорта из России в Китай. Главное преимущество – ценовое, поскольку в США куриные крылья в значительном объеме потребляются на внутреннем рынке, а если экспортируются, то в малом объеме и по высокой цене [6].

Другая ситуация по говядине. Как и в случае свинины, китайский рынок говядины был до недавнего времени закрыт для российских поставщиков, но в январе 2020 г. два российских производителя получили лицензии на экспорт. Однако объем производства говядины в России пока остается низким, потенциальный объем поставок в Китай оценивается на уровне не выше 20 тыс. тонн, что крайне мало по сравнению с потребностями Китая в данном виде мяса (Китай импортирует 3 млн. тонн говядины ежегодно). Для сравнения, экспортный потенциал США по говядине – 1,5 млн. тонн в год.

Относительно рыбы и морепродуктов прямой конкуренции между Россией и США на китайском рынке не наблюдается, вследствие чего обязательства Китая по закупке дополнительных объемов сельскохозяйственной продукции в США вряд ли скажутся на снижении импорта из России. В российском экспорте рыбы в Китай доминируют мороженый минтай (около половины всего объема поставок) и крабы (около 15%), в то время как США поставляют, главным образом, лосось и треску. Доля лосося в российских поставках в Китай – около 10%, поэтому конкуренция с американскими рыболовными компаниями за китайский рынок возможна только по этой позиции.

По наиболее же востребованным на китайском рынке соевым бобам конкуренция с США пока маловероятна. Китай однозначно будет увеличивать закупки сои у американских фермеров по условиям торгового соглашения. Россия в данном случае не является для Китая сколь бы то значимым торговым партнером. На экспорт российской сои в Китай со стороны китайских властей недавно были сняты все ограничения, но текущие возможности России по производству и экспорту сои остаются крайне низкими по сравнению с потребностями Китая. Единственной возможностью для конкуренции является то, что, в отличие от США, в России запрещено выращивание генно-модифицированной сои, что делает возможным ее использование в производстве пищевых продуктов (американская соя в Китае в значительном объеме идет на производство кормов для животных). Но это российское преимущество, с другой стороны, не позволяет кардинально увеличить объем производства сои внутри страны [5].

В целом, можно констатировать, что заключение торгового соглашения между Китаем и США может оказать ощутимое влияние на переориентацию торговых потоков по отдельным видам сельскохозяйственной продукции, главным образом, масличным культурам и мясу. Закупки из США будут увеличены за счет других поставщиков, в том числе Бразилии, Канады и Аргентины. Россия будет продолжать наращивать экспорт в Китай в ближайшие годы, однако, напрямую с последствиями реализации положений китайско-американского торгового соглашения это практически не связано. Российским производителям следует искать ниши на китайском рынке для высококачественной и экологически чистой продукции, в частности, соевых бобов, зерновых, говядины, свинины и мяса птицы.

Список использованной литературы:

  1. Воронкова О.В., Ду К. Развитие российско-китайских отношений в области сельского хозяйства и кооперации // Глобальный научный потенциал. – 2017. – № 10 (79). – С. 143-145.
  2. Гао Т., Ерохин В.Л., Иволга А.Г. Политика Китая в сфере обеспечения продовольственной безопасности: современные вызовы // Вестник АПК Ставрополья. – 2018. – № 1 (29). – С. 111-116.
  3. Ерохин В.Л. Торговля сельскохозяйственной продукцией между Россией и Китаем: история, современное состояние и перспективы развития // Маркетинг и логистика. – 2019. – №6 (26). – С. 19-32.
  4. Иволга А.Г. Особенности функционирования продовольственных рынков в современных условиях // Экономика и менеджмент: от теории к практике: сб. науч. трудов по итогам Междунар. науч.-практ. конф. (г. Ростов-на-Дону, 10 августа 2015 г.) / Инновационный центр развития образования и науки. Ростов-на-Дону, 2015. С. 31-34.
  5. Камилов М.К., Камилова З.М., Камилова П.Д. Агропромышленный комплекс России и Китая: сравнительный анализ // Региональные проблемы преобразования экономики. – 2016. – № 10 (72). – С. 19-30.
  6. Криворотько И.А. Конкурентная позиция Российской Федерации и проблемы во внешней торговле сельскохозяйственной продукцией // Агропродовольственная экономика. – 2017. – № 7. – С. 6-19.
  7. Потенко Т.А., Емельянов А.Н. Экспортный потенциал сельского хозяйства Дальнего Востока России // Дальневосточный аграрный вестник. – 2018. – № 1 (45). – С. 125-133.
  8. Суслов Д.В. Российско-китайские экономические взаимоотношения: текущая конъюнктура // Пространственная экономика. – 2018. – № 4. – С. 139-161.
  9. Шеламова Н.А., Черкасова О.В. Проблемы и перспективы развития торговли сельскохозяйственной продукцией между Россией и Китаем // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 1. – С. 76-87.
  10. (2020). Торговая сделка Китая и США не окажет большого влияния на российский агроэкспорт. Режим доступа: http://aemcx.ru/print_news.php?id=62.
  11. National Bureau of Statistics of China. (2020). Annual Data. Retrieved January 20, 2020, from http://www.stats.gov.cn/english/Statisticaldata/AnnualData/.
  12. Prabhakar, A.C., Kaur, G., & Erokhin, V. (2020). Regional Trade and Development Strategies in the Era of Globalization. Hershey, PA: IGI Global.
  13. The State Council Information Office of the People’s Republic of China. (2020). Food Security of China. Retrieved January 20, 2020, from http://www.scio.gov.cn/m/zfbps/32832/Document/1666228/1666228.htm.
  14. United Nations Conference on Trade and Development. (2020). Datacenter. Retrieved January 20, 2020, from unctadstat.unctad.org.

УДК 339.9

Ерохин В. Л. – кандидат экономических наук, доцент, Центр исследований России и Украины, Институт экономики и менеджмента, Харбинский инженерный университет, Харбин, КНР

E-mail: basilic@list.ru

Erokhin V. – candidate of economic sciences, associate professor, Center for Russian and Ukrainian Studies, School of Economics and Management, Harbin Engineering University, Harbin, P.R. China

A Truce in USA-China Trade Tensions: Possible Effects for the Adjustment of International Food Trade Flows

Annotation: Being a dynamically developing economy and the world’s largest country, China is now the biggest consumer of food and agricultural products. Despite the certain success in establishing self-sufficiency for staple foods, the country still depends on several countries as critical suppliers of particular agricultural products. Such dependency is easy to use as a bargaining tool, that has been demonstrated recently during the conclusion of the China-USA trade agreement. China undertook a commitment to increase the purchases of food products from the USA in exchange for the reduction of trade tariffs. Most commonly, the implementation of such “managed trade” practices results in structural shifts in the market that is expected to happen soon in global agricultural trade. In this paper, the author analyzes the dynamics and structure of China’s trade in food and agricultural products in 2000-2018, forecasts the shifts in the volume, structure, and geography of trade flows in 2020-2021, and assesses possible effects of the performance of China-USA trade agreement for the development of Russia’s agricultural export to China.

При цитировании статьи в других источниках просим использовать следующий формат: Ерохин В. Л. «Перемирие» в торговом противостоянии США и Китая: возможные последствия для реструктуризации мировой торговли продовольствием // Маркетинг и логистика. – 2020. – №1 (27). — с.

Полная версия журнала в pdf-формате по ссылке «Маркетинг и логистика».