Цифровая трансформация транспортной отрасли: федеральный и региональный аспект

Люханова Светлана Валерьевна

Аннотация: в статье рассматривается понятие «цифровизация», исследуются вопросы цифровой трансформации на российских предприятиях в целом и в отрасли транспорта, выявляются проблемы, возникающие при проведении преобразований и предлагаются пути их решения. Анализируются направления развития цифровизации в ОАО «РЖД», а также в области логистики и транспорта Омского региона, определяются целевые показатели «цифровой зрелости» в области транспорта и логистики.

Управление отраслями и отдельными предприятиями в конце 20-го, начале 21 века стало строиться на основе новых информационных технологий (управление, основанное на данных), но до сих пор не всеми руководителями в полной мере осознаны новые подходы и принципы такого управления. Общеизвестно, что управление малыми фирмами отличается от управления крупными предприятиями в области организационной структуры, характера взаимоотношений между собственниками и работниками, культуры, в процессе принятия решений и их реализации и других аспектах. Модель управления отраслями России за последние 40 лет меняется третий раз (от плановой административно-командной системы к рыночной и, затем, к цифровой), что само по себе представляет огромную нагрузку на все системы управления разных уровней и отраслей, учитывая масштаб наших территорий и количество предприятий и занятых в них работников.

В России новые механизмы управления стали применяться на государственном уровне в начале 90-х годов на фоне благоприятной политической и экономической среды, открытия границ, всемирного сотрудничества и взаимодействия. Программа информатизации России была разработана рабочей группой Комиссии Президиума Совета Министров РСФСР по научно-техническому развитию и информатизации во исполнение распоряжения Совета Министров РСФСР от 30 октября 1990 г. № 1259-р. В ее основу была положена концепция информатизации общества, разработанная коллективом ученых и общественных деятелей и одобренная решением Комиссии Верховного Совета СССР по вопросам транспорта, связи и информатики. При ее разработке были учтены предложения, внесенные министерствами, ведомствами и регионами Российской Федерации по составу, содержанию, приоритетным направлениям информатизации и необходимым для этого ресурсам. Особенности информатизации в период стабилизации экономики и перехода к рыночным отношениям (1990 – 2000 г. г.), мероприятия по содействию развития отечественной промышленности средств вычислительной техники и микроэлектроники были обсуждены на серии рабочих совещаний в Совете Министров РСФСР с участием руководителей союзных и республиканских министерств и ведомств, директоров ряда институтов и организаций, ведущих ученых и специалистов в области информатики. Возможные подходы и механизмы осуществления информатизации в России были также проанализированы совместно с ведущими специалистами и представителями зарубежных компаний Sprint, IBM, DEC, Intel, Hewlett-Packard, Western Digital, Mitsubisi и др.

В мае 2017 г. был принят Указ Президента РФ № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 годы», а в мае 2018 г. взят курс на ускорение решения стратегических национальных задач по развитию цифровой экономики. При этом с 2014 года политическая и экономическая обстановка в мире значительно усложнилась, некоторые торговые связи и отношения нарушились, введены экономические санкции против России. На фоне всех этих событий цифровая трансформация в России происходит во всех отраслях народного хозяйства.

Отрасль транспорта – одна из самых крупных отраслей народного хозяйства России и насчитывает на 2021 г. 3030 транспортных организаций со среднесписочной численностью работников около 2 млн. человек [1]. Особенностью данной отрасли является наличие в ней как крупнейших компаний (каковой является ОАО «РЖД»), так и малых предприятий (например, в автобизнесе). Высокая протяженность транспортных путей, разная экономическая ситуация в регионах и, соответственно, в транспортных предприятиях, разные формы собственности таких организаций (а, следовательно, и разные системы управления) создают дополнительные сложности при проведении цифровой трансформации. Все это объясняет актуальность данного исследования.

В современном мире термин «цифровизация» используется в узком и широком смысле. В узкой трактовке цифровизация означает просто преобразование информации в цифровую форму, в широком смысле под цифровизацией понимаются процессы перехода отраслей и отдельных предприятий на новые модели бизнес-процессов, менеджмента и способы работы, ведущие к повышению их эффективности. Процессы цифровизации в производстве, бизнесе, науке, социальной сфере и обычной жизни граждан обеспечивают свободный доступ большому числу пользователей к преобразованной информации, что ведет, в свою очередь, к тому, что изменяются хозяйственные взаимоотношения между частными лицами, предпринимателями и организациями, отраслями, странами [2].

Основной целью цифровой трансформации является получение конкурентных преимуществ, обеспечение устойчивой конкурентоспособности и создание дополнительной ценности для клиентов, а также сохранение предприятием своего места на рынке.

Новый «основной ресурс» информация обладает уникальными свойствами: безграничностью (передавая или продавая информацию, она остается и у продавца), высокой скоростью перемещения, достоверностью (верное или неверное отображение действительности), отсутствием однозначной принадлежности (любая доступная информация может быть использована кем угодно), объемностью и высокой дифференциацией. При этом для эффективного управления нужна не просто несистематизированная информация (сведения), а сведения, определенным образом организованные.

В зависимости от формы организации одна и та же информация может иметь разный смысл. Как отмечает ведущий исследователь в области менеджмента П. Друкер, для разных работников и для разных целей одну и ту же информацию надо организовывать по-разному [3]. Существует ряд методик систематизации информации:

  • выделение ключевых событий (главных факторов, влияющих на общий результат работы);
  • выделение исключительных событий, которые приводят к отклонениям процессов, результатов от их нормального вероятностного распределения;
  • концепция «порогового эффекта», помогающая определить момент, после которого последовательность событий обращается в тенденцию и требует вмешательства или, наоборот, не влечет за собой серьезных последствий;
  • сбор сведений обо всем необычном.

Выделение цифровых индикаторов при цифровизации должно быть осмысленно и построено на одной из таких методик. На мой взгляд, число цифровых индикаторов не должно быть избыточным и сбор информации не должен быть чрезмерно затратным по времени. Нельзя забывать о главных целях процессов в организациях и подменять их целями цифровизации.

Процессы цифровой трансформации, особенно, на предприятиях крупного бизнеса осуществить не так просто, так как на таких производствах может быть от 20 до 60 процессов (управленческих, бизнес-процессов, вспомогательных). И с чего-то нужно начать. Специалисты рекомендуют начинать с бизнес-процессов, то есть тех, которые часто повторяются, направлены на реализацию миссии компании и целью которых является создание продукции (услуги) и удовлетворение потребностей клиентов, приносящих предприятию доход [4]. Однако именно эти процессы на предприятиях являются наиболее консервативными, организация их осуществления жестко регламентирована и структурирована, а трансформация дорогостоящая. Кроме того, если на предприятии процессы вообще не идентифицированы, то начинать нужно с их выделения, описания, анализа всевозможных потерь, и только потом можно составлять новую модель бизнес-процесса с определением контрольных цифровых индикаторов. Другой сложностью является использование программного обеспечения при осуществлении цифровизации. В организациях существует множество (сеть) взаимосвязанных процессов, в каждом из которых свои цифровые индикаторы, и на многих предприятиях уже применяется различное программное обеспечение для их автоматизации. Для того, чтобы создать единую базу данных, требуется интегрировать имеющиеся системы. Это задача очень сложная и требует участия высококвалифицированных программистов и бизнес-аналитиков. Многие руководители не понимают необходимости формирования специальных команд для осуществления цифровой трансформации бизнеса. В этой работе лучше всего использовать пилотные проекты, запуская их сначала в малом масштабе (на отдельно взятом процессе и предприятии), но продумывая заранее единую автоматизированную платформу и учитывая все особенности условий деятельности предприятия и его взаимосвязи с внешними и внутренними контрагентами. Ошибки в выборе платформ для цифровой трансформации могут стоить компании миллионов напрасно израсходованных валют.

Приоритетной областью экономики, обеспечивающей базовые условия жизнедеятельности и развития государства в целом и всех других отраслей, является отрасль транспорта. Компания «Российские железные дороги», контрольный пакет акций которой принадлежит государству, активно осуществляет цифровую трансформацию.

Распоряжением Правительства от 19 марта 2019 года № 466-р была утверждена долгосрочная программа развития ОАО «Российские железные дороги» до 2025 года, в которой, в частности, предусматривается переход на «цифровую железную дорогу». Цель этого перехода — повысить качество предоставляемых транспортных и логистических услуг за счёт применения цифровых технологий. К 2025 году предполагается достичь следующее целевого состояния информационных технологий ОАО «РЖД»:

  • внедрить платформы, интегрированные с производственными системами ОАО «РЖД», позволяющие строить на этой базе цифровые сервисы, создавать электронные каналы взаимодействия с рынком (пассажирами, грузоотправителями, сервисными компаниями), федеральными органами исполнительной власти и в рамках трансграничного взаимодействия (транспортных коридоров);
  • в технологические процессы ОАО «РЖД» встроить системы Интернета вещей, обработки больших данных, распределенного реестра, цифрового моделирования и искусственного интеллекта;
  • создать новое поколение мобильных рабочих мест и электронный документооборот в производственных и управленческих процессах;
  • модернизировать вычислительную и телекоммуникационную инфраструктуру, обеспечивающую гарантированный уровень доступности информационных сервисов;
  • внедрить централизованные средства обеспечения информационной безопасности на базе импортонезависимых решений;
  • выстроить системную работу с новыми технологиями (поиск, апробация, прототипирование, внедрение) и развить высокотехнологичный бизнес в холдинге [5].

На рисунке 1 приведены целевые показатели эффективности развития информационных технологий в ОАО «РЖД».

 Целевые показатели эффективности

Рисунок 1 — Целевые показатели эффективности развития информационных технологий в ОАО «РЖД» (до 2025 года)

Цифровизация российских отраслей осуществляется полным ходом. В 2020 г. Минцифры России подведены некоторые итоги и даны новые ориентиры для развития отраслей, в том числе транспорта и логистики (рис. 2) [6].

При этом объектами оценки исполнения целевых показателей будут являться компании-перевозчики, субъекты транспортной инфраструктуры, эксплуатанты воздушных судов и компания ОАО «РЖД».

В рамках реализации цифровой стратегии в ОАО «РЖД» планируется: сократить влияние человеческого фактора на состояние железнодорожного хозяйства, уменьшить процент бумажного документооборота, повысить надёжность и безопасность движения, снизить стоимость жизненного цикла подвижного состава и железнодорожной инфраструктуры, обеспечить благоприятные условия для развития транспортной логистики и расширить международные транспортные коридоры.

транспорт и логистика

Рисунок 2 — Показатели, характеризующие «цифровую зрелость» в области транспорта и логистики

Одним из основных принципов реализации стратегии является формирование восьми цифровых платформ – комплексов взаимосвязанных технологических решений для взаимодействия участников транспортного рынка. В их числе платформы: мультимодальных пассажирских и грузовых перевозок, транспортно-логистических узлов, оператора линейной инфраструктуры, логистического оператора электронной коммерции, управления перевозочным процессом, тягового подвижного состава, непроизводственных процессов [7].

Ключевым во внедрении цифровых механизмов и принципов работы является формирование корпоративной цифровой культуры работников всех уровней. Для активизации этой деятельности и выхода из «зоны комфорта» совместно с НR-департаментом:

  1. Разработана специальная программа на образовательной онлайн-платформе КАСКОР, включающая обучение сотрудников, вовлекаемых в процесс трансформации на дистанционной основе (систему дистанционного обучения — СДО);
  2. Для оптимизации кадровой работы и централизации кадрового делопроизводства созданы социально кадровые центры (СКЦ), к которым переходят все функции кадрового делопроизводства от документального сопровождения трудовых отношений до оформления льгот и гарантий.
  3. Вводится экспериментальная система электронного документооборота (ЭКДО), которая предполагает полное или почти полное замещение привычного документооборота и полное его цифровизирование, повышение эффективности обработки информации, заключения договоров.
  4. Поддержку цифровизации осуществляет единая корпоративная систему управления кадровыми ресурсами (ЕК АСУТР), созданная на основе интегрированной системы управления класса ERP фирмы SAP AG – SAP R/3.

Нужно отметить, что существуют и проблемы текущего состояния отрасли транспорта, решаемые при цифровизации. Особенно, эти проблемы проявляются в регионах. Так, например, в докладе Омского губернатора А. Буркова о реализации стратегии в области цифровой трансформации в Омской области к ним отнесены: несовершенство нормативной базы в сфере логистики и транспорта и отсутствие стандартов, позволяющих интегрировать между собой решения разных производителей. Для данного региона направления цифрового развития являются своеобразными «вызовами», которые связаны с рисками. Оптимизацию транспортных потоков в регионе затрудняет отсутствие дублирующих автодорог. Кроме того, спрос на внедрение новых ИТ-продуктов не сформирован, что говорит о малой активности владельцев транспортных предприятий в этой сфере. Для Омской области предложены следующие направления развития транспорта и логистики:

— применение беспилотных (автономных) транспортных средств;

— применение решений на базе интеллектуальных транспортных систем;

— развитие каршеринга;

— внедрение систем видео аналитики для контроля за организацией пассажирских перевозок;

—  внедрение интернета вещей и облачных технологий при управлении транспортными потоками [8].

Таким образом, в третий раз за последние менее, чем полвека в России происходят преобразования в управлении отраслями и организациями, процессы цифровой трансформации осуществляются активно на крупных предприятиях с участием государства в управлении (к каковым относится ОАО «РЖД») и менее активно в регионах, на малых предприятиях, где не сформирован даже спрос на новые ИТ-технологии. Преобразования затруднены из-за консервативности бизнес-процессов, разноплановости уже существующих автоматизированных систем управления процессами на предприятиях, отсутствия высококвалифицированных команд специалистов для проведения цифровой трансформации, особенностей транспортной инфраструктуры регионов, дифференциации транспортных предприятий по численности сотрудников, что вызывает различия в самом управлении и проходят в общей атмосфере напряженности экономической, эпидемиологической и политической ситуации в мире. Для преодоления инертности в ходе преобразований необходимо формирование цифровой культуры и вовлечение в этот процесс работников предприятий. Выделение цифровых индикаторов должно быть осмысленным, следует избегать их избыточности и подмены ими главных целей процессов и всей работы предприятий. На транспорте разработаны и реализуются стратегические программы цифровизации, установлены целевые показатели до 2030 г., характеризующие «цифровую зрелость» в области транспорта и логистики и подведены промежуточные результаты на 2019 — 2020 годы.

Список использованной литературы:

  1. Транспорт России. Информационно-статистический бюллетень. Январь-сентябрь 2021 года. Режим доступа: https://mintrans.gov.ru/documents/7/11698. Дата обращения- 23.02.2022.
  2. Люханова С.В., Петренко Е.В. Цифровая трансформация экономики России: преимущества и недостатки // Экономика и управление: современные достижения и перспективы развития [Электронный ресурс]: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Россия, Омск, 3 сент. 2020 г.) / АНОО ВО «СИБИТ», с 193. С. 94-103.
  3. Друкер, Питер, Ф. Задачи менеджмента в XXI веке.: Пер. с англ.: – М.: Издательский дом «Вильямс», 2004. – 272 с.
  4. Е. Гайдукова. Что такое цифровая трансформация бизнеса? https://www.comindware.com/ru/blog/digital-transformation// Дата обращения: 18.02.2022
  5. В. Рябова. Утвержден план перехода РЖД на «цифровую железную дорогу». https://d-russia.ru/utverzhdyon-plan-perehoda-rzhd-na-tsifrovuyu-zheleznuyu-dorogu.html. Дата обращения: 18.02.2022.
  6. Приказ Минцифры России от 18.11.2020 № 600 (ред. от 14.01.2021) «Об утверждении методик расчета целевых показателей национальной цели развития Российской Федерации «Цифровая трансформация».
  7. Е. Чаркин. Стратегия цифровой трансформации РЖД. RU IT портал бизнеса и технологий.  https://www.tadviser.ru/a/532285
  8. Стратегия в области цифровой трансформации отраслей экономики, социальной сферы и государственного управления Омской области. А.Л. Бурков. Омск, 2021 г. https://digital.gov.ru/uploaded/files/02-strategiya.pdf

УДК 338.24.021.8

Люханова С. В. — кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики транспорта, логистики и управления качеством ФГБОУ Омский государственный университет путей сообщения, Омск, Россия.

e-mail: svetl-05@mail.ru

Digital transformation of the transport industry: federal and regional aspect

Lukhanova S. —  Ph.D., Associate Professor of Transport Economics, Logistics and Quality Management, Omsk State University of Communications, Omsk, Russia.

Annotation: The article examines the concept of «digitalization», examines the issues of digital transformation at Russian enterprises as a whole and in the transport industry, identifies problems arising during the transformations. The directions of development of digitalization in JSC «Russian Railways», as well as in the field of logistics and transport of the Omsk region, are analyzed, target indicators of «digital maturity» in the field of transport and logistics are determined.

При цитировании статьи в других источниках просим использовать следующий формат: Люханова С. В. Цифровая трансформация транспортной отрасли: федеральный и региональный аспект. – 2022. – 1 (39). — с. 42-53.

Полная версия журнала в pdf-формате по ссылке «Маркетинг и логистика».