Модели развития комплекса отраслей интеграционного объединения БРИКС: на примере Российской Федерации. Диалоговый процесс планирования

Чупин Александр Леонидович

Чупина Жанна Сергеевна

Аннотация: статья посвящена разработке модели развития комплекса отраслей интеграционного объединения БРИКС, но на примере Российской Федерации. Целью статьи является – разработать полную структуру системы моделей развития комплекса отраслей Российской Федерации и отдельной отрасли для последующего применения данной системы моделей в интеграционном объединении БРИКС.

Система моделей развития комплекса отраслей Российской Федерации может быть использована для получения, сбалансированного по ресурсам (производственным мощностям, сырью, финансам, трудовым ресурсам) долгосрочного плана развития отраслей производственной сферы [1].

В настоящее время экономические процессы наиболее адекватно описываются динамическими моделями межотраслевого баланса. Однако такие модели обладают по крайней мере двумя существенными недостатками. Во-первых, в них не учитывается организационная структура управления экономикой. Как правило, в одной модели связаны показатели, планирование которых относится к компетенции различных органов управления. Это обстоятельство существенно затрудняет выработку согласованных решений. Другой недостаток носит технический характер. Попытки в одной модели описать все наиболее важные экономические процессы, протекающие в группе отраслей промышленности, приводят к необходимости решать задачи такой большой размерности, для которых нужны современные big data [2,3].

Для преодоления указанных недостатков была поставлена следующая задача: разработать иерархическую систему моделей, отражающую существующую структуру органов управления, т. е. разработать не одну модель, а комплекс согласованных моделей со своей степенью детализации для каждого уровня; при этом система моделей должна быть принципиально пригодна для непосредственного диалогового режима работы руководителей с big data без посредников-программистов, т. е. процесс планирования должен представлять собой совокупность человеко-машинных процедур.

Для каждого планирующего органа в процессе планирования можно выделить три стадии [4]:

  • подготовка проекта плана (как правило, наиболее трудоемкая функция планирующего органа);
  • рассмотрение и утверждение проекта плана руководством;
  • разработка плановых заданий подчиненным административно-хозяйственным единицам.

На каждой стадии планирования информация, на основании которой принимаются решения, имеет существенно различный уровень агрегирования. С целью учета этой специфики процесса планирования была выбрана трехуровневая иерархия системы экономико-математических моделей.

На рисунке 1 изображена иерархическая структура системы моделей развития комплекса отраслей Российской Федерации и отдельной отрасли. Поскольку с содержательной (экономической) точки зрения процессы развития комплекса отраслей и отрасли однотипны, то и модели, их описывающие, имеют одинаковую внутреннюю структуру и отличаются лишь уровнем агрегирования информации.

Модель второго уровня (основная расчетная модель на рис. 1) предназначается для составления проекта плана развития комплекса отраслей. Как известно, различные разделы плана разрабатываются различными функциональными подразделениями планирующего органа. Для привязки к организационной структуре планового органа основная расчетная модель представлена в виде совокупности четырех моделей: капитального строительства (КС), научно-технического прогресса (ТП), выпуска продукции (ВП), трудовых ресурсов (ТР).

комплекс отраслей

Рисунок 1 — Структура системы моделей развития комплекса отраслей Российской Федерации и отдельной отрасли. Источник: составлено авторами.

Для большей наглядности и в целях облегчения анализа экономических последствий принимаемых решений модели КС и ВП построены в приращениях: с помощью модели КС рассчитываются варианты увеличения производственных мощностей в каждом году планового периода, а с помощью модели ВП — соответствующие им технико-экономические показатели и приращения объемов выпуска продукции.

Модель ТП предназначается для планирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, а модель ТР — для планирования подготовки трудовых кадров.

В целях предотвращения возможных отрицательных последствий фактора неопределенности, присущего долгосрочному планированию, в моделях вводятся ресурсные резервы, т. е. предлагается в момент составления плана часть ресурсов оставлять нераспределенными [5, 6]. Создание ресурсных резервов позволит впоследствии (если возникнет такая потребность) без ущерба для выполнения плана решить задачи, которые не ставились в момент планирования, а также компенсировать перерасход ресурсов при выполнении запланированных работ [7]. Необходимая величина резерва ресурсов определяется, естественно, предшествующим опытом.

Введение резерва ресурсов не следует понимать как запланированное недоиспользование этих ресурсов. С логической точки зрения можно провести аналогию между резервом производственных ресурсов и войсковым резервом при планировании боевых операций. В обоих случаях задача резерва — решить вновь возникшие задачи или компенсировать возможные просчеты первоначального плана, обусловленные фактором неопределенности.

Отметим также, что в соответствии с принципами программно-целевого планирования основным критерием оптимальности плана является минимизация при заданных ограничениях отклонения планового выпуска конечной продукции от потребного ее выпуска, определяемого заказчиками. Потребный объем конечной продукции является материализованным выражением цели развития комплекса отраслей в плановом периоде [8]. Критерии оптимальности решений, получаемых на частных моделях КС, ТП и ТР, являются производными от основного критерия, так что оптимизация этих критериев в итеративном процессе формирования плана приводит к оптимизации основного критерия.

Модель первого уровня (модель I на рис. 1) является инструментом для выработки плановых решений руководством комплекса отраслей народного хозяйства. Модель I — это динамическая балансовая модель небольшой размерности. Отличие ее от традиционной динамической модели заключается в том, что она описывает не просто продуктовый баланс, а баланс между административными отраслями по некоторым интегральным показателям. Эта модель строится путем упрощения и специального метода агрегирования основной расчетной модели второго уровня. Модель третьего уровня позволяет проводить детализацию плана в некоторых наперед заданный аспектах и оценивать различные технико-экономические показатели. В качестве примера в настоящей главе рассматривается модель распределения плановых заданий административным отраслям (модель РЗ на рис. 1).

После составления плана капитального строительства, проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и выпуска продукции суммарно по всем рассматриваемым отраслям (на уровне комплекса отраслей) возникает задача распределения плановых заданий административным отраслям. При построении модели РЗ исходили из следующего предположения: процедура распределения отраслям заданий по строительству и проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (после составления планов для совокупности отраслей) должна быть неформальной. На основе общей политики развития специализации отраслей руководство комплекса отраслей определяет административную принадлежность каждой новостройки и формирует множества видов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, соответствующих профилям отраслей п отвечающих задачам их перспективного развития [9, 10]. После этого формирование разделов плана капитального строительства и плана проведения научно-исследовательских работ и опытно-конструкторских разработок для каждой отрасли производится по простым алгоритмам. Несколько более сложные расчеты требуются для получения отраслевых планов выпуска продукции.

При разработке моделей кроме иерархии органов управления учитывалась также и временная иерархия. По самой сути степень детализации долгосрочного плана на первые годы планового интервала должна быть иной, чем на последние. Анализ первичной отчетной и нормативной информации, имеющейся в настоящее время в проектных институтах и на предприятиях отраслей, привел к следующей схеме долгосрочного планирования.

Этап I. Расчет интегральных показателей отраслей на каждую пятилетку 20-летнего периода. За единицу планового отрезка принимаются 5 лет.

Этап II. Уточнение и детализация (вплоть до номенклатуры предприятий и плана капитального строительства) показателей развития отраслей на первые 5—10 лет. Длина интервала, на котором происходит уточнение и детализация долгосрочного плана развития отраслей, определяется наличием соответствующей информационной базы. За единицу планового отрезка принимается один год.

Этап III. На основе плановых показателей на первые 5 (или 10) лет уточняются коэффициенты и параметры экономико-математических моделей и заново рассчитываются интегральные показатели отраслей на каждую следующую пятилетку.

Модели для расчетов на этапах I и III являются упрощенным и несколько видоизмененным вариантом основной расчетной модели второго уровня. Упрощения в основном обусловлены отсутствием некоторых исходных данных на длительную перспективу, а также неизбежным огрублением решений при таком существенном агрегировании по времени, когда за единицу планового отрезка принимается целая пятилетка. Однако большая агрегированность плановых показателей позволяет оперативно получить различные варианты развития комплекса отраслей, анализ которых может служить основой для принятия решений по кардинальным вопросам развития.

По-видимому, полная автоматизация процесса составления плана вряд ли может быть эффективной из-за многообразия и сложности плановых задач и необходимости учета при принятии решений многих целей (иногда противоположных). Наиболее рациональным представляется следующий подход: автоматизировать решение достаточно хорошо формализованных задач, требующих большого объема вычислений; решение задач логического типа при необходимости учета плохо формализованных факторов предоставить компетентным работникам органов планирования.

Другими словами, процесс планирования должен протекать в режиме диалога работника планирующего органа с big data.

Необходимой предпосылкой реализации такого процесса планирования является разработка системы моделей, которая удовлетворяет следующим условиям:

  • в процессе выработки планового решения работники функционального подразделения планирующего органа имеют возможность работать со «своей» моделью;
  • процесс согласования плановых решений различных функциональных подразделений планирующего органа может осуществляться посредством организации взаимодействия соответствующих моделей.

Модели второго уровня можно интерпретировать как результат «расщепления» некоторой динамической балансовой модели на частные модели КС, ТП, ВП, ТР с целью добиться выполнения приведенных выше условий для основных функциональных подразделений планирующего органа (отдела капитального строительства, отдела науки и техники, отдела выпуска продукции, отдела трудовых ресурсов). Чтобы в режиме диалога «работник планирующего органа — big data» могли работать и подотделы перечисленных отделов, необходимо модели КС, ТП, ВП, ТР «расщепить» на соответствующие подмодели. Так, например, модель ТП можно «расщепить» на четыре подмодели: создание новых изделий; разработка и совершенствование технологий; техника безопасности и охрана окружающей среды; работы по научной организации труда в научно-исследовательских и технологических институтах, конструкторских бюро.

Аналогично, модель ВП можно «расщепить» на подмодели по видам техники или по технологическому признаку, а модель КС — на подмодели с централизованным и отраслевыми фондами капитальных вложений. При диалоговом режиме планирования прерогативой человека является определение политики развития производственной базы и выпуска продукции в плановый период, а также выработка на основе этой политики при решении плановых задач с использованием моделей таких управляющих воздействий, как:

  • коррекция величины заявленной потребности в некоторых видах продукции;
  • количество ресурсов, выделяемых на капитальное строительство;
  • поставки из других отраслей народного хозяйства;
  • регулирование темпа роста производительности труда за счет проведения оргмероприятий (без инвестиционных вложений): улучшения организации труда, повышения квалификации кадров, совершенствования форм стимулирования и т. п.;
  • задание режима работы (в одну, две или три смены) на производственных мощностях некоторых объектов и т. д.

В заключение остановимся на проблеме информационного обеспечения моделей. Как отмечалось выше, система моделей развития комплекса отраслей Российской Федерации и система моделей развития отрасли имеют одинаковую внутреннюю структуру и отличаются лишь уровнем агрегирования информации. Такая унификация моделей обеспечивает методологическое единство решений и управляющих воздействий на уровнях комплекса отраслей и отрасли, облегчает сбор и обработку исходной информации, позволяет создать единое математическое и процедурное обеспечение на уровнях комплекса отраслей и отрасли. Однако для сопоставимости результатов расчетов, полученных с разной степенью детализации, на всех уровнях необходимо пользоваться едиными методиками агрегирования. На первом этапе создания диалоговой системы долгосрочного планирования на уровне комплекса отраслей Российской Федерации можно воспользоваться существующими и прогнозными среднеотраслевыми нормативами.

Список использованной литературы:

  1. Problems and prospects dilemmas in evaluation and directions for the future. E.R. Alexander (Ed.), Evaluation in planning evolution and prospects, Ashgate, Aldeshot, UK (2006), pp. 267-276
  2. B. Andrews. Mechanics of the urban economic base: The base concept and the planning process. Land Economics, 32 (1) (1956), pp. 69-84
  3. Bottero, G. Mondini, A. Oppio. Decision support system for evaluating urban regeneration. Procedia- Social and Behavorial Sciences., 223 (2016), pp. 923-928
  4. UKHANOV A., CHUPIN A., CHUPINA ZH.S. MODEL OF ECONOMIC GROWTH OF THE ECONOMY OF SMALL AND MEDIUM-SIZED ENTERPRISES IN THE CONTEXT OF THE SPREAD OF CORONAVIRUS INFECTION. E3S WEB OF CONFERENCES. Сер. «International Scientific and Practical Conference «Environmental Risks and Safety in Mechanical Engineering», ERSME 2020», 2020. DOI: 10.1051/e3sconf/202021707016
  5. Лемешева Ж.С., Мизинцева М.Ф., Чупин А.Л. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К РАСКРЫТИЮ СОДЕРЖАНИЯ ПОНЯТИЙ ФИНАНСОВОЙ УСТОЙЧИВОСТИ И ФИНАНСОВОГО СОСТОЯНИЯ. Экономика и социум. 2019. № 4 (59). С. 441-449.
  6. Чупин А.Л., Чупина Ж.С. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА НА МИРОВОМ РЫНКЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ. В сборнике: Экономические стратегии ЕАЭС: проблемы и инновации. сборник материалов IV Международной научно-практической конференции. Москва, 2021. С. 177-194.
  7. Тебекин А.В., Анисимов Е.Г., Тебекин П.А., Егорова А.А. АНАЛИЗ ПРИЗНАКОВ ПРОМЫШЛЕННОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ИНИЦИАТИВЕ «ИНДУСТРИЯ 4.0». Транспортное дело России. 2021. № 2. С. 13-21.
  8. Морковкин Д.Е. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В ЕАЭС. Самоуправление. 2021. № 4 (126). С. 490-493.
  9. Морковкин Д.Е., Колосова Е.В., Семкина Н.С. ОЦЕНКА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО КАПИТАЛА В ИННОВАЦИОННОМ РАЗВИТИИ КОРПОРАТИВНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ. Научные исследования и разработки. Экономика фирмы. 2021. Т. 10. № 3. С. 26-34.
  10. Rondinelli, D. A., Johnson, J. H., & Kasarda, J. D. (1999). The changing forces of urban economic development: Globalization and city competitiveness in the 21st century

УДК 338

Чупин А. Л. – юридический институт, Российский университет дружбы народов, Москва, Россия.

Чупина Ж. С. – кандидат экономических наук, доцент кафедры таможенного дела Российского университета дружбы народов, Москва, Россия.

e-mail: chupin_al@pfur.ru

Customs aspects of marking by means of identification of foreign goods imported into the territory of the Russian Federation

Chupin A. – Law institute, Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University), Moscow, Russia.

Chupina Zh. – candidate of economic sciences, associate professor of Customs department of the Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University), Moscow, Russia.

Annotation: The article is devoted to the development of a model for the development of a complex of industries of the BRICS integration association, but on the example of the Russian Federation. The purpose of the article is to develop a complete structure of a system of models for the development of a complex of industries of the Russian Federation and a separate industry for the subsequent application of this system of models in the BRICS integration association.

При цитировании статьи в других источниках просим использовать следующий формат: Чупин А. Л., Чупина Ж. С. Модели развития комплекса отраслей интеграционного объединения БРИКС: на примере Российской Федерации. Диалоговый процесс планирования. – 2022. – 1 (30). — с. 87-97.

Полная версия журнала в pdf-формате по ссылке «Маркетинг и логистика».